Они обобрали Молдову до нитки
Они обобрали Молдову до нитки
Как борьба с коррупцией уживается с обворовыванием страны? Какую роль сыграл Кремль в одном из самых громких банковских скандалов в Молдове? Журналистка Лиза Шильдер и историк Мортен Берле Хаммекен — о захватывающей и леденящей душу истории

Потраченное время

С 2008 года ЕС потратил миллиарды евро, чтобы помочь Молдове в борьбе с коррупцией. Но надежды не оправдались. Вместо этого олигархи, такие как Илан Шор, обобрали страну до нитки. Новое правительство отреклось от старой коррумпированной гвардии, но до недавнего момента Шор все еще продолжал влиять на политические процессы в стране из своего изгнания в Израиле.

Война в Украине, похоже, заставила западных политиков остро осознать силу влияния олигархов в Восточной Европе. Эта большая группа неприлично богатых людей сколотила свое состояние благодаря политическому влиянию, закулисным сделкам и умению направлять денежные потоки в нужное русло.

Европейская общественность, кажется, уже привыкла к внезапным падениям миллионеров с балконов в Испании, Англии или России. Стало понятно, что мы имеем дело с группой бизнесменов и политиков, использующих мафиозные методы для достижения своих целей. Но олигархи до последнего ускользали от подозрений и даже рассматривались как серьезные политики, с которыми ЕС мог бы сотрудничать.

«Сейчас ЕС переживает глубокий, сложный душевный кризис. Представления об олигархах, России и собственном отношении к клептократическому капиталу, спрятанному и инвестированному на Западе, подвергаются сомнению», — рассуждает в телефонном разговоре Вадим Пистринчук из Кишинева.

Вадим Пистринчук был депутатом парламента Молдовы в 2014–2019 годах, а с 2009 по 2012 год работал заместителем министра труда и социальной защиты. Он также был старшим советником бывшего премьер-министра Влада Филата в 2012–2013 годах, работал менеджером проектов и консультантом в ПРООН и ЮНИСЕФ. 

Он глубоко сожалеет, что такие страны, как Молдова, Украина и Грузия, упустили возможность искоренить олигархическую коррупцию, проникающую в политику, СМИ и энергетический сектор. Миллиарды, которые эти страны в течение многих лет получали от Комиссии ЕС для борьбы с коррупцией, во многом были потрачены впустую. 

«Многие европейские страны ранее игнорировали власть олигархов. К счастью, ситуация меняется. Бывшие политики Молдовы попали под санкции правительства США. Один из них бежал в Израиль, а другой, предположительно, скрывается на Северном Кипре. Раньше у них была аудитория в Брюсселе. Как и у российских и украинских политиков, связанных с олигархами. Но война заставила увидеть их в новом свете»,— говорит Вадим Пистринчук.

Крупнейший скандал в истории Молдовы

Илан Шор был ключевым персонажем в крупнейшем коррупционном скандале в истории Молдовы. В 2014 году из страны было выведено более одного миллиарда евро через три крупнейших банка страны. Отсюда деньги были переведены в подставные компании в Гонконге и Великобритании. 

Впоследствии молдовское правительство решило компенсировать эту огромную дыру в банковском секторе, эквивалентную 12 процентам ВВП маленькой страны с населением 2,6 миллиона человек. Для сравнения, аналогичная кража в Германии составила бы 432 миллиарда евро. Решение о спасении банков за счет государственных средств было принято премьер-министром Юрием Лянкэ. 

«Последствия были настолько критическими для Молдовы, что она стала претендовать на получение помощи в целях развития», — объясняет Фредерикке Торнинг из неправительственной организации «Фонд новой демократии», офис которой находится в Кишиневе.

Илан Шор осуществил свою аферу через 39 компаний, связанных с корпорацией The Shor Group. Всем этим компаниям были выданы огромные кредиты. Многие из них испарились. В отчете о банковской краже американской следственной компании Kroll отмечается, что большая часть документов, свидетельствующих о чрезвычайной готовности банков к выдаче кредитов, была «таинственным образом уничтожена во время пожара в ноябре 2014 года». 

Kroll — одно из лучших в мире бюро расследований финансовых преступлений. Но отчеты компании часто засекречены.  Хотя расследование о хищениях был заказано самим правительством Молдовы, его результаты стали доступны общественности только благодаря утечке информации, осуществленной популистским политиком Ренато Усатым. Анонимный пресс-секретарь делегации ЕС в Молдове подтвердил, что Комиссия ЕС полностью согласна с результатами проверки. 

По данным Kroll, молдовские чиновники, которые обычно присутствуют при утверждении кредитов такого масштаба, отсутствовали на заседаниях совета директоров. В отчете также подчеркивается, что все предупреждающие знаки были проигнорированы членами правления трех банков. В общей сложности в 2012–2014 годах группе Shor были выданы кредиты на сумму до трех миллиардов евро. 

Как банки могли быть настолько наивными? Дело в том, что советы директоров банков были заполнены людьми, лояльными Илану Шору. В годы, предшествовавшие афере, ряд российских и латвийских банков, в том числе «Газпромбанк», третий по величине банк России, предоставили группе Шора деньги на покупку достаточного количества акций для получения контрольного пакета в Unibank и Banca Sociala. Впоследствии эти деньги были возвращены российским олигархам путем получения дополнительных кредитов в молдовских банках. Эти банки бы просто обанкротились, если бы молдовское государство не компенсировало потери. Позднее у всех трех банков были отозваны лицензии. 

В банковском скандале оказались замешаны многие другие представители молдовской элиты. Среди них был олигарх Владимир Плахотнюк, который позже стал председателем социал-демократической партии PSDE. По данным генерального прокурора Молдовы, компаниям Плахотнюка были выданы кредиты на сумму более 100 миллионов евро. Как и Илан Шор, Плахотнюк покинул Молдову и в настоящее время, вероятно, проживает на Северном Кипре, хотя его точное местонахождение неизвестно. По словам его бизнес-конкурента Вячеслава Платона, именно он был настоящим организатором кражи.

К афере были причастны и другие политики, например бывший премьер-министр, консерватор Влад Филат, которого сменил Лянкэ. В 2016 году Филат был осужден за участие в той самой краже и получил наказание в виде девяти лет лишения свободы. Вадим Пистринчук был советником Филата в 2012–2013 годах, но отрицает свою причастность к скандалу: «Я работал на правительство, но не для того, чтобы совершать преступления, а совсем наоборот. Я не могу взять на себя ответственность за тогдашние проступки. Сейчас я сосредоточен на том, чтобы изменить ситуацию с точки зрения гражданского общества».

Как политические партии поддерживают влияние олигархов

Хотя скандал остался в прошлом, его последствия ощущаются до сих пор. Из своего изгнания в Израиле Илан Шор продолжил дергать за ниточки молдовского общества, отчасти благодаря своим тесным связям с российскими силовиками, которые дали ему прозвище «Молодой». По данным американской разведки, российские спецслужбы потратили миллионы для того, чтобы получить контроль над политическим истеблишментом в Молдове. Их целью было сбить страну с курса на интеграцию в ЕС и вернуть ее в сферу влияния Москвы. 

Через год после банковского скандала Шор возглавил популистскую партию «Равноправие», которую сразу же стали называть «партией Шора». Это дало российским интересам устойчивую платформу в парламенте Молдовы, где партия получила 7 из 101 места на выборах 2019 года. 

Недавно Шор был заочно приговорен к 15 годам лишения свободы, а его активы на сумму около 300 миллионов евро были конфискованы. В 2022 году он был включен Великобританией и США в списки олигархов, находящихся под санкциями. 30 мая 2023 года ЕС последовал их примеру. Шор обвиняется в мошенничестве, подрыве демократии в Молдове, а также в планировании и проведении насильственных демонстраций, направленных на поддержку прокремлевской политики. В документе Владимир Плахотнюк также назван «серьезной угрозой демократии».

Однако Шор продолжил оказывать влияние на молдовское общество через партию, которой в его отсутствие стала руководить Марина Таубер. Ее имя также фигурировало в расследовании Kroll, указавшем на нее как одного из организаторов покупки Unibank. Как выяснили молдовские журналисты, Таубер купила около пяти процентов акций банка. В настоящее время она находится под следствием за получение средств от аферы, а также за подделку документов. В мае она также была включена в санкционный список ЕС. Недавно полиция Молдовы конфисковала несколько чемоданов с деньгами, предположительно поступившими от партии Шора. 50 тысяч евро предназначались для оплаты протестующих на пророссийской демонстрации в столице Кишинева 12 марта 2023 года. 

«Такие клептократы, как Илан Шор и [Владимир] Плохатнюк, олицетворяют системную коррупцию, с которой мы боремся в Молдове», — объясняет Юлиан Гроза, исполнительный директор финансируемого ЕС аналитического центра «Институт европейской политики и реформ». 

«Однако расследовать и судить этих людей недостаточно. Нам нужно вырвать коррупцию с корнем», — добавляет он.

Против продления финансирования 

Всего через пять месяцев после разразившегося банковского скандала ЕС и Молдова подписали соглашение, которое должно было проложить путь к вступлению Молдовы в общество свободной торговли. Но в 2015 году ЕС приостановил поток средств общим размером 40 миллионов евро на поддержку государственных финансов Молдовы. 

Европейская аудиторская палата (ECA) подвергла резкой критике решение Комиссии ЕС о выделении средств для реформирования финансового сектора Молдовы. В своем отчете она также отмечает, что только два из двадцати двух необходимых критериев были выполнены. ECA даже высказала подозрение, что средства ЕС были «намеренно использованы» в коррупционной схеме, поскольку они в итоге стали частью общего государственного бюджета, из которого покрылась образовавшаяся в результате грабежа яма. Однако доказать это подозрение невозможно. 

Незадолго до этого Европейский инвестиционный банк предоставил Молдове кредит в размере ста пятидесяти миллионов евро на улучшение дорог страны. 

В письменном ответе делегация ЕС в Молдове отрицает, что какие-либо средства ЕС были использованы для покрытия огромной дыры в национальном бюджете, образовавшейся в результате аферы: «Средства ЕС были были использованы по назначению, и Комиссия полностью поддерживает внутреннее заключение», — сказал сотрудник пресс-службы, пожелавший остаться анонимным. 

Делегация не объясняет, почему она так уверена, что средства ЕС были использованы по назначению, хотя они стали частью общего объема государственных финансов, которые ушли на покрытие банковского провала. 

Однако банковский скандал не помешал Молдове продолжить получать европейское финансирование. В июле 2017 года Комиссия ЕС вновь приостановила поток средств, но лишь на короткое время — до декабря.

Позднее решение было вновь раскритиковано Европейской аудиторской палатой. Согласно ее оценке, молдовское правительство не добилось успехов в «улучшении демократических механизмов и прав человека в Молдове. И поскольку изначально финансирование было приостановлено именно по этой причине, для его возобновления не было повода».  

Системность проблемы коррупции была продемонстрирована и во время другого скандала, который разразился почти одновременно с «ограблением века». 

В 2014 году журналистский коллектив OCCRP выяснил, что фиктивные компании, связанные с российским государством, отмывали деньги через молдовский банк Moldindconbank (около 20,8 миллиарда долларов).

Для того чтобы получить эти деньги, подставные компании искусственно создали долги. Молдовский судья обязал российскую компанию выплатить долг на счет, контролируемый судом. Компании с фиктивными долгами перед подставными компаниями также имели счета в Moldindconbank и смогли получить из банка восемь миллиардов долларов. Оставшиеся 13 миллиардов были направлены в латвийский Trasta Komercbanka. В 2017 году датская газета Berlingske совместно с OCCRP раскрыла, что крупные суммы этих денег впоследствии были отмыты через эстонский филиал Danske Bank, что вызвало масштабный скандал в банке.

Сегодня новое правительство возглавляет Майя Санду. Но коррупция не исчезла, объясняет Вадим Пистринюк:

«Я благодарен нынешнему правительству за то, что оно заняло активную позицию в борьбе с коррупцией, даже в свете войны, разворачивающейся по соседству. Я бы не сказал, что произошли коренные изменения, но уровень коррупции уменьшился. По крайней мере, у наших лидеров больше нет скрытых намерений [по осуществлению больших коррупционных схем]». 

Пистринюк видит необходимость в бдительном контроле ЕС за ситуацией в стране. Он также считает, что Комиссия ЕС должна перестать быть такой дипломатичной:

«Они должны понять, что главная проблема — это ущербность нашей судебной системы. Если ЕС действительно хочет, чтобы мы стали его частью, он должен постоянно присутствовать в Молдове — а не просто оказывать техническую поддержку. ЕС боится вмешательства в наш суверенитет. Но в этом и заключается суть Европейского Союза — в отказе от суверенитета. Они должны занять более патерналистскую позицию по отношению к Молдове, Украине и Грузии. Мы видели, как Россия использует слабости наших институтов и коррупцию в судебной системе для продвижения своей собственной повестки и создания негативного образа Европы среди населения». 

После того, как Молдова официально стала страной-кандидатом на вступление в ЕС в марте 2022 года, не только выгоды, но и требования к правительству заметно выросли, считает Вадим Пистринюк. Сможет ли нынешнее правительство оправдать эти высокие ожидания — главный вопрос. 

ЕС и Россия борются за общественное мнение через молдовские СМИ

Нигде слабость молдовских институтов не проявляется так ярко, как в истории Илана Шора, Владимира Плахотнюка и кражи 2014 года. Эффект от произошедшего до сих пор ощутим, а главные действующие лица по-прежнему оказывают влияние на молдовское общество.

Олигархи, которые почти разрушили Молдову, а затем взяли под контроль политическую сцену страны, как ни странно, пользуются поддержкой значительной части населения. Используя свои баснословные состояния, они захватили большую часть средств массовой информации страны.

По словам Надин Гогу, сотрудника Центра независимой журналистики, Плахотнюк контролировал около 60 процентов молдовских новостей. Илан Шор также завладел большим количеством телеканалов, активно манипулирующих информацией. Особенно заметно это влияние стало после начала полномасштабного вторжения России в Украину. Телеканалы выставляли украинских беженцев в Молдове в крайне негативном свете: 

«Их репортажи были посвящены паре людей, которые приехали в Молдову на Porsche, что создало в обществе образ неких роскошных беженцев», — объясняет Виорика Захария, председатель Совета прессы Молдовы.

Анета Гонта, заместитель председателя Аудиовизуального совета, правительственного органа, отвечающего за выдачу лицензий на теле- и радиовещание, видит проблему еще и в том, как российская пропаганда органично сочетается с популярными российскими развлекательными шоу. Они имеют гораздо более высокую производственную ценность, чем то, что молдоване могут производить на местном уровне, и поэтому привлекают бóльшую аудиторию. 

Шесть из этих пророссийских сетей уже закрыты. Эта радикальная мера, однако, вызвала критику со стороны обычных молдован, которые скучают по ежедневным передачам:

«Я получаю с десяток звонков в день от молдован, которые возмущены тем, что их любимые программы больше не выходят в эфир. Их не волнует политика и пропаганда — они просто хотят развлечений», — объясняет Гонта. 

Отчет от ноября 2022 года подчеркивает, что российская пропаганда все еще сильна в Молдове. Две станции Илана Шора, НТВ и РТР, которые в основном ретранслируют российский контент, рассматривают как наиболее достоверные СМИ 12 и 11 процентов населения соответственно.

«Их ложь похожа на китайскую пытку водой, капля за каплей она подтачивает доверие населения», — говорит Анета Гонта. 

Это мнение разделяет Андрей Курару, работающий в независимом молдовском СМИ Watchdog. 

«Шор использует деньги молдовского государства против нашего народа. И до сих пор это сходит ему с рук. Однако российское государство совершило огромную ошибку, вторгшись в Украину, и теперь люди начали просыпаться и видеть очертания реальной ситуации», — говорит он. 

После многих лет коррупции, инертности и попустительства российское вторжение, возможно, действительно заставило трезво взглянуть на реальность как молдовское общество, так и ЕС. Оценку Курару теперь, похоже, разделяет и молдовское правительство, чья последняя радикальная мера кажется подходящим завершением истории Илана Шора. 19 июня партия Шора была полностью отстранена от политической деятельности.

Поделиться публикацией:

Навальный и мы
Навальный и мы
После медиа
«Уголовники знают свой срок службы, а мы — нет»

Подписка на «После»

Они обобрали Молдову до нитки
Они обобрали Молдову до нитки
Как борьба с коррупцией уживается с обворовыванием страны? Какую роль сыграл Кремль в одном из самых громких банковских скандалов в Молдове? Журналистка Лиза Шильдер и историк Мортен Берле Хаммекен — о захватывающей и леденящей душу истории

Потраченное время

С 2008 года ЕС потратил миллиарды евро, чтобы помочь Молдове в борьбе с коррупцией. Но надежды не оправдались. Вместо этого олигархи, такие как Илан Шор, обобрали страну до нитки. Новое правительство отреклось от старой коррумпированной гвардии, но до недавнего момента Шор все еще продолжал влиять на политические процессы в стране из своего изгнания в Израиле.

Война в Украине, похоже, заставила западных политиков остро осознать силу влияния олигархов в Восточной Европе. Эта большая группа неприлично богатых людей сколотила свое состояние благодаря политическому влиянию, закулисным сделкам и умению направлять денежные потоки в нужное русло.

Европейская общественность, кажется, уже привыкла к внезапным падениям миллионеров с балконов в Испании, Англии или России. Стало понятно, что мы имеем дело с группой бизнесменов и политиков, использующих мафиозные методы для достижения своих целей. Но олигархи до последнего ускользали от подозрений и даже рассматривались как серьезные политики, с которыми ЕС мог бы сотрудничать.

«Сейчас ЕС переживает глубокий, сложный душевный кризис. Представления об олигархах, России и собственном отношении к клептократическому капиталу, спрятанному и инвестированному на Западе, подвергаются сомнению», — рассуждает в телефонном разговоре Вадим Пистринчук из Кишинева.

Вадим Пистринчук был депутатом парламента Молдовы в 2014–2019 годах, а с 2009 по 2012 год работал заместителем министра труда и социальной защиты. Он также был старшим советником бывшего премьер-министра Влада Филата в 2012–2013 годах, работал менеджером проектов и консультантом в ПРООН и ЮНИСЕФ. 

Он глубоко сожалеет, что такие страны, как Молдова, Украина и Грузия, упустили возможность искоренить олигархическую коррупцию, проникающую в политику, СМИ и энергетический сектор. Миллиарды, которые эти страны в течение многих лет получали от Комиссии ЕС для борьбы с коррупцией, во многом были потрачены впустую. 

«Многие европейские страны ранее игнорировали власть олигархов. К счастью, ситуация меняется. Бывшие политики Молдовы попали под санкции правительства США. Один из них бежал в Израиль, а другой, предположительно, скрывается на Северном Кипре. Раньше у них была аудитория в Брюсселе. Как и у российских и украинских политиков, связанных с олигархами. Но война заставила увидеть их в новом свете»,— говорит Вадим Пистринчук.

Крупнейший скандал в истории Молдовы

Илан Шор был ключевым персонажем в крупнейшем коррупционном скандале в истории Молдовы. В 2014 году из страны было выведено более одного миллиарда евро через три крупнейших банка страны. Отсюда деньги были переведены в подставные компании в Гонконге и Великобритании. 

Впоследствии молдовское правительство решило компенсировать эту огромную дыру в банковском секторе, эквивалентную 12 процентам ВВП маленькой страны с населением 2,6 миллиона человек. Для сравнения, аналогичная кража в Германии составила бы 432 миллиарда евро. Решение о спасении банков за счет государственных средств было принято премьер-министром Юрием Лянкэ. 

«Последствия были настолько критическими для Молдовы, что она стала претендовать на получение помощи в целях развития», — объясняет Фредерикке Торнинг из неправительственной организации «Фонд новой демократии», офис которой находится в Кишиневе.

Илан Шор осуществил свою аферу через 39 компаний, связанных с корпорацией The Shor Group. Всем этим компаниям были выданы огромные кредиты. Многие из них испарились. В отчете о банковской краже американской следственной компании Kroll отмечается, что большая часть документов, свидетельствующих о чрезвычайной готовности банков к выдаче кредитов, была «таинственным образом уничтожена во время пожара в ноябре 2014 года». 

Kroll — одно из лучших в мире бюро расследований финансовых преступлений. Но отчеты компании часто засекречены.  Хотя расследование о хищениях был заказано самим правительством Молдовы, его результаты стали доступны общественности только благодаря утечке информации, осуществленной популистским политиком Ренато Усатым. Анонимный пресс-секретарь делегации ЕС в Молдове подтвердил, что Комиссия ЕС полностью согласна с результатами проверки. 

По данным Kroll, молдовские чиновники, которые обычно присутствуют при утверждении кредитов такого масштаба, отсутствовали на заседаниях совета директоров. В отчете также подчеркивается, что все предупреждающие знаки были проигнорированы членами правления трех банков. В общей сложности в 2012–2014 годах группе Shor были выданы кредиты на сумму до трех миллиардов евро. 

Как банки могли быть настолько наивными? Дело в том, что советы директоров банков были заполнены людьми, лояльными Илану Шору. В годы, предшествовавшие афере, ряд российских и латвийских банков, в том числе «Газпромбанк», третий по величине банк России, предоставили группе Шора деньги на покупку достаточного количества акций для получения контрольного пакета в Unibank и Banca Sociala. Впоследствии эти деньги были возвращены российским олигархам путем получения дополнительных кредитов в молдовских банках. Эти банки бы просто обанкротились, если бы молдовское государство не компенсировало потери. Позднее у всех трех банков были отозваны лицензии. 

В банковском скандале оказались замешаны многие другие представители молдовской элиты. Среди них был олигарх Владимир Плахотнюк, который позже стал председателем социал-демократической партии PSDE. По данным генерального прокурора Молдовы, компаниям Плахотнюка были выданы кредиты на сумму более 100 миллионов евро. Как и Илан Шор, Плахотнюк покинул Молдову и в настоящее время, вероятно, проживает на Северном Кипре, хотя его точное местонахождение неизвестно. По словам его бизнес-конкурента Вячеслава Платона, именно он был настоящим организатором кражи.

К афере были причастны и другие политики, например бывший премьер-министр, консерватор Влад Филат, которого сменил Лянкэ. В 2016 году Филат был осужден за участие в той самой краже и получил наказание в виде девяти лет лишения свободы. Вадим Пистринчук был советником Филата в 2012–2013 годах, но отрицает свою причастность к скандалу: «Я работал на правительство, но не для того, чтобы совершать преступления, а совсем наоборот. Я не могу взять на себя ответственность за тогдашние проступки. Сейчас я сосредоточен на том, чтобы изменить ситуацию с точки зрения гражданского общества».

Как политические партии поддерживают влияние олигархов

Хотя скандал остался в прошлом, его последствия ощущаются до сих пор. Из своего изгнания в Израиле Илан Шор продолжил дергать за ниточки молдовского общества, отчасти благодаря своим тесным связям с российскими силовиками, которые дали ему прозвище «Молодой». По данным американской разведки, российские спецслужбы потратили миллионы для того, чтобы получить контроль над политическим истеблишментом в Молдове. Их целью было сбить страну с курса на интеграцию в ЕС и вернуть ее в сферу влияния Москвы. 

Через год после банковского скандала Шор возглавил популистскую партию «Равноправие», которую сразу же стали называть «партией Шора». Это дало российским интересам устойчивую платформу в парламенте Молдовы, где партия получила 7 из 101 места на выборах 2019 года. 

Недавно Шор был заочно приговорен к 15 годам лишения свободы, а его активы на сумму около 300 миллионов евро были конфискованы. В 2022 году он был включен Великобританией и США в списки олигархов, находящихся под санкциями. 30 мая 2023 года ЕС последовал их примеру. Шор обвиняется в мошенничестве, подрыве демократии в Молдове, а также в планировании и проведении насильственных демонстраций, направленных на поддержку прокремлевской политики. В документе Владимир Плахотнюк также назван «серьезной угрозой демократии».

Однако Шор продолжил оказывать влияние на молдовское общество через партию, которой в его отсутствие стала руководить Марина Таубер. Ее имя также фигурировало в расследовании Kroll, указавшем на нее как одного из организаторов покупки Unibank. Как выяснили молдовские журналисты, Таубер купила около пяти процентов акций банка. В настоящее время она находится под следствием за получение средств от аферы, а также за подделку документов. В мае она также была включена в санкционный список ЕС. Недавно полиция Молдовы конфисковала несколько чемоданов с деньгами, предположительно поступившими от партии Шора. 50 тысяч евро предназначались для оплаты протестующих на пророссийской демонстрации в столице Кишинева 12 марта 2023 года. 

«Такие клептократы, как Илан Шор и [Владимир] Плохатнюк, олицетворяют системную коррупцию, с которой мы боремся в Молдове», — объясняет Юлиан Гроза, исполнительный директор финансируемого ЕС аналитического центра «Институт европейской политики и реформ». 

«Однако расследовать и судить этих людей недостаточно. Нам нужно вырвать коррупцию с корнем», — добавляет он.

Против продления финансирования 

Всего через пять месяцев после разразившегося банковского скандала ЕС и Молдова подписали соглашение, которое должно было проложить путь к вступлению Молдовы в общество свободной торговли. Но в 2015 году ЕС приостановил поток средств общим размером 40 миллионов евро на поддержку государственных финансов Молдовы. 

Европейская аудиторская палата (ECA) подвергла резкой критике решение Комиссии ЕС о выделении средств для реформирования финансового сектора Молдовы. В своем отчете она также отмечает, что только два из двадцати двух необходимых критериев были выполнены. ECA даже высказала подозрение, что средства ЕС были «намеренно использованы» в коррупционной схеме, поскольку они в итоге стали частью общего государственного бюджета, из которого покрылась образовавшаяся в результате грабежа яма. Однако доказать это подозрение невозможно. 

Незадолго до этого Европейский инвестиционный банк предоставил Молдове кредит в размере ста пятидесяти миллионов евро на улучшение дорог страны. 

В письменном ответе делегация ЕС в Молдове отрицает, что какие-либо средства ЕС были использованы для покрытия огромной дыры в национальном бюджете, образовавшейся в результате аферы: «Средства ЕС были были использованы по назначению, и Комиссия полностью поддерживает внутреннее заключение», — сказал сотрудник пресс-службы, пожелавший остаться анонимным. 

Делегация не объясняет, почему она так уверена, что средства ЕС были использованы по назначению, хотя они стали частью общего объема государственных финансов, которые ушли на покрытие банковского провала. 

Однако банковский скандал не помешал Молдове продолжить получать европейское финансирование. В июле 2017 года Комиссия ЕС вновь приостановила поток средств, но лишь на короткое время — до декабря.

Позднее решение было вновь раскритиковано Европейской аудиторской палатой. Согласно ее оценке, молдовское правительство не добилось успехов в «улучшении демократических механизмов и прав человека в Молдове. И поскольку изначально финансирование было приостановлено именно по этой причине, для его возобновления не было повода».  

Системность проблемы коррупции была продемонстрирована и во время другого скандала, который разразился почти одновременно с «ограблением века». 

В 2014 году журналистский коллектив OCCRP выяснил, что фиктивные компании, связанные с российским государством, отмывали деньги через молдовский банк Moldindconbank (около 20,8 миллиарда долларов).

Для того чтобы получить эти деньги, подставные компании искусственно создали долги. Молдовский судья обязал российскую компанию выплатить долг на счет, контролируемый судом. Компании с фиктивными долгами перед подставными компаниями также имели счета в Moldindconbank и смогли получить из банка восемь миллиардов долларов. Оставшиеся 13 миллиардов были направлены в латвийский Trasta Komercbanka. В 2017 году датская газета Berlingske совместно с OCCRP раскрыла, что крупные суммы этих денег впоследствии были отмыты через эстонский филиал Danske Bank, что вызвало масштабный скандал в банке.

Сегодня новое правительство возглавляет Майя Санду. Но коррупция не исчезла, объясняет Вадим Пистринюк:

«Я благодарен нынешнему правительству за то, что оно заняло активную позицию в борьбе с коррупцией, даже в свете войны, разворачивающейся по соседству. Я бы не сказал, что произошли коренные изменения, но уровень коррупции уменьшился. По крайней мере, у наших лидеров больше нет скрытых намерений [по осуществлению больших коррупционных схем]». 

Пистринюк видит необходимость в бдительном контроле ЕС за ситуацией в стране. Он также считает, что Комиссия ЕС должна перестать быть такой дипломатичной:

«Они должны понять, что главная проблема — это ущербность нашей судебной системы. Если ЕС действительно хочет, чтобы мы стали его частью, он должен постоянно присутствовать в Молдове — а не просто оказывать техническую поддержку. ЕС боится вмешательства в наш суверенитет. Но в этом и заключается суть Европейского Союза — в отказе от суверенитета. Они должны занять более патерналистскую позицию по отношению к Молдове, Украине и Грузии. Мы видели, как Россия использует слабости наших институтов и коррупцию в судебной системе для продвижения своей собственной повестки и создания негативного образа Европы среди населения». 

После того, как Молдова официально стала страной-кандидатом на вступление в ЕС в марте 2022 года, не только выгоды, но и требования к правительству заметно выросли, считает Вадим Пистринюк. Сможет ли нынешнее правительство оправдать эти высокие ожидания — главный вопрос. 

ЕС и Россия борются за общественное мнение через молдовские СМИ

Нигде слабость молдовских институтов не проявляется так ярко, как в истории Илана Шора, Владимира Плахотнюка и кражи 2014 года. Эффект от произошедшего до сих пор ощутим, а главные действующие лица по-прежнему оказывают влияние на молдовское общество.

Олигархи, которые почти разрушили Молдову, а затем взяли под контроль политическую сцену страны, как ни странно, пользуются поддержкой значительной части населения. Используя свои баснословные состояния, они захватили большую часть средств массовой информации страны.

По словам Надин Гогу, сотрудника Центра независимой журналистики, Плахотнюк контролировал около 60 процентов молдовских новостей. Илан Шор также завладел большим количеством телеканалов, активно манипулирующих информацией. Особенно заметно это влияние стало после начала полномасштабного вторжения России в Украину. Телеканалы выставляли украинских беженцев в Молдове в крайне негативном свете: 

«Их репортажи были посвящены паре людей, которые приехали в Молдову на Porsche, что создало в обществе образ неких роскошных беженцев», — объясняет Виорика Захария, председатель Совета прессы Молдовы.

Анета Гонта, заместитель председателя Аудиовизуального совета, правительственного органа, отвечающего за выдачу лицензий на теле- и радиовещание, видит проблему еще и в том, как российская пропаганда органично сочетается с популярными российскими развлекательными шоу. Они имеют гораздо более высокую производственную ценность, чем то, что молдоване могут производить на местном уровне, и поэтому привлекают бóльшую аудиторию. 

Шесть из этих пророссийских сетей уже закрыты. Эта радикальная мера, однако, вызвала критику со стороны обычных молдован, которые скучают по ежедневным передачам:

«Я получаю с десяток звонков в день от молдован, которые возмущены тем, что их любимые программы больше не выходят в эфир. Их не волнует политика и пропаганда — они просто хотят развлечений», — объясняет Гонта. 

Отчет от ноября 2022 года подчеркивает, что российская пропаганда все еще сильна в Молдове. Две станции Илана Шора, НТВ и РТР, которые в основном ретранслируют российский контент, рассматривают как наиболее достоверные СМИ 12 и 11 процентов населения соответственно.

«Их ложь похожа на китайскую пытку водой, капля за каплей она подтачивает доверие населения», — говорит Анета Гонта. 

Это мнение разделяет Андрей Курару, работающий в независимом молдовском СМИ Watchdog. 

«Шор использует деньги молдовского государства против нашего народа. И до сих пор это сходит ему с рук. Однако российское государство совершило огромную ошибку, вторгшись в Украину, и теперь люди начали просыпаться и видеть очертания реальной ситуации», — говорит он. 

После многих лет коррупции, инертности и попустительства российское вторжение, возможно, действительно заставило трезво взглянуть на реальность как молдовское общество, так и ЕС. Оценку Курару теперь, похоже, разделяет и молдовское правительство, чья последняя радикальная мера кажется подходящим завершением истории Илана Шора. 19 июня партия Шора была полностью отстранена от политической деятельности.

Рекомендованные публикации

Навальный и мы
Навальный и мы
После медиа
«Уголовники знают свой срок службы, а мы — нет»
После Медиа. Posle Media. Инна Карезина
«В социальной жизни ничего не происходит без человеческих усилий»
После медиа. Posle media
Нам нужна надежда на мир в Израиле-Палестине. Часть II
После Медиа
Нам нужна надежда на мир в Израиле-Палестине. Часть I

Поделиться публикацией: