«Остановить войну!» Дискуссии немецких левых
«Остановить войну!» Дискуссии немецких левых
Что война в Украине означает для Германии? Какую позицию занимают левые и какие вопросы обсуждают в связи с ней? Ангела Кляйн, редактор газеты Sozialistische Zeitung, анализирует дискуссии левых в Германии

Позиция Германии — ведущей страны ЕС и по-прежнему наиболее крупного импортера российского газа — остается одной из решающих в противодействии российской агрессии в Украине. С самого начала войны весь политический спектр этой страны стал ареной ожесточенной полемики о том, как именно оказывать поддержку Украине. Аргументы, задействованные в этих дебатах, связаны не только с текущей ситуацией, но и с грузом исторического прошлого Германии. Если в необходимости принимать беженцев и поставлять гуманитарную помощь Украине мало у кого есть сомнения, то рост военного бюджета и поставки вооружений у многих вызывают опасения, ведь эти меры идут вразрез с антимилитаристскими принципами, на которых после Второй мировой войны воспитывалось не одно поколение немцев. Особенно болезненно эти вопросы звучат для левых, с их многолетней традицией пацифизма, критики НАТО и однозначным неприятием любых «гуманитарных интервенций» с участием германских военных. Российская империалистическая агрессия стала вызовом практически всем исторически сложившимся установкам немецкого левого движения и пока не привела к их серьезной переоценке. Более того, для части немецких левых этот традиционный «антиимпериализм» (то есть отождествление империализма исключительно с западными странами) означает не что иное, как отказ признать империалистический характер войны, развязанной Кремлем, и попытку представить ее лишь как ответ на расширение НАТО. В подобном взгляде, однако, можно обнаружить не только неготовность пересмотреть сложившиеся представления, но и нежелание прислушиваться к левым в странах Восточной Европы — в первую очередь из Украины, но также и к российским антивоенным группам. В то же время нельзя не признать, что меньшинство немецких левых придерживается последовательной позиции солидарности с Украиной. Ниже мы публикуем обзорную статью известной немецкой социалистической журналистки Ангелы Кляйн, с некоторыми утверждениями которой мы не можем согласиться. Однако нам представляется, что подробное описание дискуссий немецких левых о войне в Украине позволит лучше понять проблемы, возникающие на пути международного левого движения и сетей солидарности.

Редакция «После»

На протяжении десятилетий отношение к России в Германии сводилось к поиску баланса и даже пацифизму. После вторжения России в Украину оно резко уступило место милитаризму, практически забытому после 50-х и 60-х годов. Эта тенденция связана с искренним возмущением немецкого населения военной агрессией России. Однако одновременно возникло и опасение, что из-за геополитического положения Германии война может затронуть ее саму, выйти из-под контроля и даже привести к ядерному удару. Таким образом, народные настроения оказались между двух огней: спонтанным антагонизмом по отношению к агрессору с одной стороны и страхом перед дальнейшей эскалацией — с другой.

Несмотря на то, что многие солидаризировались с лозунгом «Мы на стороне Украины», выразившим народное желание немедленно прекратить войну, появились и те, кто выступает за эскалацию. Они увидели уникальную для Германии возможность окончательно избавиться от унизительного образа проигравшей стороны и бесконечной исторической вины, сформировавшихся после Второй мировой войны. Они рассчитывают, что такая стратегия позволит Германии определять мировую политику не только в экономическом, но и в военном отношении. Враждебность ко всему русскому, которая периодически всплывает в публичном поле, отчасти можно объяснить этими ресентиментными чувствами, а вовсе не восхищением смелостью украинского народа, противостоящего российской агрессии.

I.

Правительство Германии вначале не имело единогласной позиции по поводу войны. Канцлер Олаф Шольц, представитель Социал-демократической партии Германии (SDP), в сравнении со своими коллегами по правящей коалиции — «Зелеными» и «Либералами — отреагировал очень сдержанно. «Зеленые» же делали настолько смелые заявления, как будто сами порывались в бой. Так совпало, что в договоре о создании коалиции, подписанном осенью 2021 года, задолго до российского вторжения, уже содержался пункт о возможности ведения более агрессивной внешней и оборонной политики. В качестве условия для изменения курса в нем обозначена «многосторонняя, основанная на общих ценностях, кооперация и стратегическая солидарность с демократическими партнерами для противостояния авторитарным режимам». И все же, даже учитывая этот пункт, общая парадигма разрядки, господствующая последние 50 лет, сохранялась бы и дальше, если бы не вторжение России в Украину.

Во время инаугурационного визита Шольца в Вашингтон Джо Байден заявил, что Германия должна решительно поддерживать Украину и поставлять ей оружие. Заявление Байдена прозвучало как напоминание о том, что США являются ведущей державой в мире и все остальные страны должны следовать за ней — независимо от того, схожее ли у них видение войны в Украине или нет. Такое навязывание единого политического курса Байденом поставило Шольца в неудобное положение, поскольку он считает себя преемником Ангелы Меркель, целью которой было сделать Европу независимым субъектом мировой политики. 

II.

На этом фоне левые сторонники Украины в Германии должны быть осторожны, чтобы не оказаться на стороне Путина, выступая против старого доброго немецкого милитаризма. Именно таким образом Германская коммунистическая партия (DKP) пришла к заявлениям о своих симпатиях к российским «товарищам» и отрицанию ответственности России за войну. Однако позиция DKP оказалась маргинальной, ведь ни одна коммунистическая партия в Европе ее не поддержала. Даже Левая партия (Die Linke) воздержалась от таких заявлений, несмотря на высокий процент избирателей из Восточной Германии, где довольно противоречивое отношение к России. В целом осуждение военной агрессии на территории Украины можно назвать единодушным, ведь она поразила даже те политические силы, которые традиционно сочувствовали России, по-прежнему рассматривая ее как преемницу Советского Союза, и не верили, что она способна на безжалостное нападение на соседнее государство.

Левые крайне плохо отреагировали на заявление правительства Германии о том, что оно потратит 100 млрд евро на модернизацию армии. Эта мера, похоже, показывает скорее стремление некоторых представителей власти воспользоваться исторической возможностью освободиться от хомута разоружения, наступившего после падения Берлинской стены, чем стремление помочь Украине. Профсоюзы также относятся к ней скептически, по крайней мере на уровне риторики. В этом вопросе различные противники «военной» политики Германии достигли консенсуса. 

Однако по поводу других аспектов милитаризации этого сказать нельзя. Так, с одной стороны, Объединение профсоюзов Германии (DGB) относится «критически» к постоянному увеличению бюджета на вооружение для выполнения директивы НАТО (2% от ВВП страны должно вкладываться в оборону), а с другой — выступает на стороне федерального правительства, признавая необходимость военного миротворчества в своей декларации от 2 марта. Однако больший упор она делает на «поиск дипломатических решений для прекращения войны и открытия перспективы новой общеевропейской архитектуры мира и безопасности», и поэтому активно поддерживает санкции в отношении России как агрессора. 

Сразу после начала войны в различных городах Германии около 250 000 человек приняли участие в демонстрациях под лозунгом: «Остановить войну! Мир для Украины и всей Европы!» К массовым выступлениям призвали миротворческие организации, DGB, профсоюз работников государственного сектора Ver.di, антиглобалистское движение Attac, христианские организации, экологические ассоциации, сети Seebrücke и Pulse of Europe. В этом году главной повесткой пасхального марша мира, имеющего многолетнюю традицию, также стала война в Украине. Однако представители власти увидели в этих выступлениях протест против своей «военной» политики. Так, министр иностранных дел от «Зеленых» высказал обеспокоенность тем, что движение за мир может сыграть на руку России.

Подобные противоречия в интерпретациях можно отчасти объяснить довольно абстрактными формулировками, в которых антивоенное движение осуждает как «войну саму по себе», так и немецкий милитаризм, при этом не возлагая ответственность ни на кого конкретно. Немецкое движение за мир, представленное Немецким обществом мира (Deutsche Friedensgesellschaft-Vereinigte Kriegsdienstgegner), принципиально осуждает использование оружия для разрешения конфликтов. С другой стороны, оно поддерживает все формы гражданского сопротивления, включая диверсии и другие формы преступлений против собственности. При этом у антивоенного движения в целом нет единой позиции по санкциям. Так, Комитет федерального совета мира (Bundesausschuss Friedensratschlag), другая известная антивоенная группа, в своих требованиях апеллирует к политической истории Германии. Опираясь на традицию «разрядки» времен Холодной войны, Комитет призывает к созданию «европейской архитектуры безопасности». Такая позиция уязвима для критики, поскольку за скобки выносится классовый характер государств, которые должны построить эту «архитектуру». Вместе с тем позиция Комитета представляет собой, пожалуй, единственную внешнеполитическую альтернативу германскому милитаризму в условиях капиталистического общества. Но верно и то, что в данный исторический момент политика разрядки может вызывать серьезные сомнения.

Часть руководителей Совета мира пришла из DKP, а часть — из левого крыла социал-демократов. Реагируя на войну в Украине, они возлагают политическую ответственность на Запад, одновременно осуждая беспрецедентную агрессию России. Некоторые осуждают такую позицию как скрытое оправдание агрессора, и другие левые силы, например Die Linke, ее не разделяют.

На своем партийном съезде в июне этого года Die Linke подавляющим большинством голосов приняла предложение по Украине, содержащее пять пунктов: 

1) немедленный вывод российских войск; 2) санкции против российской военной промышленности и союзников Путина, а также конфискация зарубежной собственности российских олигархов; 3) никакого перевооружения: направить 100 миллиардов, выделенных на Бундесвер, на защиту климата, образование и здравоохранение; 4) переговоры вместо поставок оружия; 5) защита всех беженцев, нуждающихся в помощи.

Хотя Die Linke выступает против НАТО, она не считает Россию  «дружественной» страной; более того, она не возлагает на НАТО ответственность за глобальный геополитический конфликт, результатом которого стала война в Украине. Однако партия не уточняет, как именно украинское население должно защищаться и чем Германия может ему помочь. Это крайне острый вопрос, и решить его без противоречий вряд ли получится. И все-таки рано или поздно Die Linke придется занять более четкую позицию — в противном случае ее могут обвинить в отходе от принципа интернационализма.

III.

Что касается германских «троцкистов», то два течения, вышедших из Комитета за рабочий Интернационал (CWI), группа «Рабочая власть» (Arbeitermacht) (связанная с Пятым Интернационалом), а также местные группы Antifa и экоактивисты из «Дальше дороги нет» (Ende Gelände) провели собственную демонстрацию в Берлине 9 апреля 2022 года. Главный лозунг протестующих звучал так: «Никакой войны, кроме классовой: ни Россия, ни НАТО! Остановите войну в Украине!» С таким призывом «троцкисты» пополнили ряды тех, кто рассматривает войну в Украине исключительно как прокси-войну между двумя империалистическими державами — НАТО и Россией. 

Эти лозунги показывают отсутствие реального интереса к происходящему за пределами Германии и полное безразличие по отношению к ситуации в самой Украине. С несколько большим вниманием к войне подошел низовой анархо-синдикалистский Свободный рабочий союз (FAU). В заявлении его Международного комитета особое внимание уделяется страданиям и нуждам украинских рабочих и необходимости их поддержать. FAU также осуждает лицемерие и соучастие НАТО, но в конечном итоге связывает войну с ограничениями национального государства, действующего прежде всего в интересах частного капитала. Таким образом, призыв FAU направлен на три конкретные вещи: 1) помощь беженцам из Украины и России; 2) деньги, лекарства, средства защиты, такие как каски и пуленепробиваемые жилеты, для отрядов самообороны в Украине; 3) поддержка дезертиров с обеих сторон. 

Представители НКО Medico International — главного голоса весьма влиятельных в Германии поставтономистских левых — также склонны фокусироваться на вопросе государственной власти. Вот отрывок из их заявления: «Выйти из нынешнего кризиса можно, лишь сделав выбор в пользу независимой Европы, о которой говорил Горбачев и которая так необходима миру. Горизонт возможностей не сводится к выбору в пользу одной из империйs. Национализм и империализм в духе НАТО проистекают из несостоятельности международной политики, основанной на гегемонии и господстве. Единственно приемлемый горизонт — это отказ от любого национализма с его патриархальными и шовинистическими корнями в пользу подлинно демократического многополярного миропорядка со всеми его противоречиями». 

Среди организованных политических сил выходцы из Объединенной левой ГДР, которые сегодня возглавляют Рабочую группу по истории социальных движений «Восток-Запад» (AK Geschichte sozialer Bewegungen Ost-West), являются одними из немногих, кто открыто поддерживает «вооруженное и невооруженное» сопротивление в Украине. Их призыв к международному сообществу «За солидарность в борьбе против империализма» гласит: «Мы особенно поддерживаем борьбу украинских левых, которые противостоят имперской, захватнической войне России и одновременно борются против олигархов и неолиберальных, антидемократических посягательств на права трудящихся в самой Украине». 

Еще одна троцкистская Международная социалистическая организация (ISO) также фокусируется на анализе войны и российского империализма, следуя за лозунгом Карла Либкнехта — «Главный враг в своей стране». В резолюции, предложенной руководством для национальной конференции, ISO обращает внимание на классовые аспекты ситуации в Украине. Кроме того, организация говорит о необходимости поддерживать украинских женщин, рабочих и их профсоюзы, а также освободительные общественные движения в Украине и антивоенное движение в России. По этим вопросам члены ISO выступают единогласно,  несмотря на споры о поставках тяжелых вооружений и роли немецкого государства.

Поделиться публикацией:

<strong>«Все время тяжело было». Как война и мобилизация повлияли на труд работников торговли</strong>
«Все время тяжело было». Как война и мобилизация повлияли на труд работников торговли
О чеченском сопротивлении и постколониальной солидарности
О чеченском сопротивлении и постколониальной солидарности
Подкаст "Это базис"
«Это базис»: От Бонапарта до прекариата. Ответы на вопросы
«Остановить войну!» Дискуссии немецких левых
«Остановить войну!» Дискуссии немецких левых
Что война в Украине означает для Германии? Какую позицию занимают левые и какие вопросы обсуждают в связи с ней? Ангела Кляйн, редактор газеты Sozialistische Zeitung, анализирует дискуссии левых в Германии

Позиция Германии — ведущей страны ЕС и по-прежнему наиболее крупного импортера российского газа — остается одной из решающих в противодействии российской агрессии в Украине. С самого начала войны весь политический спектр этой страны стал ареной ожесточенной полемики о том, как именно оказывать поддержку Украине. Аргументы, задействованные в этих дебатах, связаны не только с текущей ситуацией, но и с грузом исторического прошлого Германии. Если в необходимости принимать беженцев и поставлять гуманитарную помощь Украине мало у кого есть сомнения, то рост военного бюджета и поставки вооружений у многих вызывают опасения, ведь эти меры идут вразрез с антимилитаристскими принципами, на которых после Второй мировой войны воспитывалось не одно поколение немцев. Особенно болезненно эти вопросы звучат для левых, с их многолетней традицией пацифизма, критики НАТО и однозначным неприятием любых «гуманитарных интервенций» с участием германских военных. Российская империалистическая агрессия стала вызовом практически всем исторически сложившимся установкам немецкого левого движения и пока не привела к их серьезной переоценке. Более того, для части немецких левых этот традиционный «антиимпериализм» (то есть отождествление империализма исключительно с западными странами) означает не что иное, как отказ признать империалистический характер войны, развязанной Кремлем, и попытку представить ее лишь как ответ на расширение НАТО. В подобном взгляде, однако, можно обнаружить не только неготовность пересмотреть сложившиеся представления, но и нежелание прислушиваться к левым в странах Восточной Европы — в первую очередь из Украины, но также и к российским антивоенным группам. В то же время нельзя не признать, что меньшинство немецких левых придерживается последовательной позиции солидарности с Украиной. Ниже мы публикуем обзорную статью известной немецкой социалистической журналистки Ангелы Кляйн, с некоторыми утверждениями которой мы не можем согласиться. Однако нам представляется, что подробное описание дискуссий немецких левых о войне в Украине позволит лучше понять проблемы, возникающие на пути международного левого движения и сетей солидарности.

Редакция «После»

На протяжении десятилетий отношение к России в Германии сводилось к поиску баланса и даже пацифизму. После вторжения России в Украину оно резко уступило место милитаризму, практически забытому после 50-х и 60-х годов. Эта тенденция связана с искренним возмущением немецкого населения военной агрессией России. Однако одновременно возникло и опасение, что из-за геополитического положения Германии война может затронуть ее саму, выйти из-под контроля и даже привести к ядерному удару. Таким образом, народные настроения оказались между двух огней: спонтанным антагонизмом по отношению к агрессору с одной стороны и страхом перед дальнейшей эскалацией — с другой.

Несмотря на то, что многие солидаризировались с лозунгом «Мы на стороне Украины», выразившим народное желание немедленно прекратить войну, появились и те, кто выступает за эскалацию. Они увидели уникальную для Германии возможность окончательно избавиться от унизительного образа проигравшей стороны и бесконечной исторической вины, сформировавшихся после Второй мировой войны. Они рассчитывают, что такая стратегия позволит Германии определять мировую политику не только в экономическом, но и в военном отношении. Враждебность ко всему русскому, которая периодически всплывает в публичном поле, отчасти можно объяснить этими ресентиментными чувствами, а вовсе не восхищением смелостью украинского народа, противостоящего российской агрессии.

I.

Правительство Германии вначале не имело единогласной позиции по поводу войны. Канцлер Олаф Шольц, представитель Социал-демократической партии Германии (SDP), в сравнении со своими коллегами по правящей коалиции — «Зелеными» и «Либералами — отреагировал очень сдержанно. «Зеленые» же делали настолько смелые заявления, как будто сами порывались в бой. Так совпало, что в договоре о создании коалиции, подписанном осенью 2021 года, задолго до российского вторжения, уже содержался пункт о возможности ведения более агрессивной внешней и оборонной политики. В качестве условия для изменения курса в нем обозначена «многосторонняя, основанная на общих ценностях, кооперация и стратегическая солидарность с демократическими партнерами для противостояния авторитарным режимам». И все же, даже учитывая этот пункт, общая парадигма разрядки, господствующая последние 50 лет, сохранялась бы и дальше, если бы не вторжение России в Украину.

Во время инаугурационного визита Шольца в Вашингтон Джо Байден заявил, что Германия должна решительно поддерживать Украину и поставлять ей оружие. Заявление Байдена прозвучало как напоминание о том, что США являются ведущей державой в мире и все остальные страны должны следовать за ней — независимо от того, схожее ли у них видение войны в Украине или нет. Такое навязывание единого политического курса Байденом поставило Шольца в неудобное положение, поскольку он считает себя преемником Ангелы Меркель, целью которой было сделать Европу независимым субъектом мировой политики. 

II.

На этом фоне левые сторонники Украины в Германии должны быть осторожны, чтобы не оказаться на стороне Путина, выступая против старого доброго немецкого милитаризма. Именно таким образом Германская коммунистическая партия (DKP) пришла к заявлениям о своих симпатиях к российским «товарищам» и отрицанию ответственности России за войну. Однако позиция DKP оказалась маргинальной, ведь ни одна коммунистическая партия в Европе ее не поддержала. Даже Левая партия (Die Linke) воздержалась от таких заявлений, несмотря на высокий процент избирателей из Восточной Германии, где довольно противоречивое отношение к России. В целом осуждение военной агрессии на территории Украины можно назвать единодушным, ведь она поразила даже те политические силы, которые традиционно сочувствовали России, по-прежнему рассматривая ее как преемницу Советского Союза, и не верили, что она способна на безжалостное нападение на соседнее государство.

Левые крайне плохо отреагировали на заявление правительства Германии о том, что оно потратит 100 млрд евро на модернизацию армии. Эта мера, похоже, показывает скорее стремление некоторых представителей власти воспользоваться исторической возможностью освободиться от хомута разоружения, наступившего после падения Берлинской стены, чем стремление помочь Украине. Профсоюзы также относятся к ней скептически, по крайней мере на уровне риторики. В этом вопросе различные противники «военной» политики Германии достигли консенсуса. 

Однако по поводу других аспектов милитаризации этого сказать нельзя. Так, с одной стороны, Объединение профсоюзов Германии (DGB) относится «критически» к постоянному увеличению бюджета на вооружение для выполнения директивы НАТО (2% от ВВП страны должно вкладываться в оборону), а с другой — выступает на стороне федерального правительства, признавая необходимость военного миротворчества в своей декларации от 2 марта. Однако больший упор она делает на «поиск дипломатических решений для прекращения войны и открытия перспективы новой общеевропейской архитектуры мира и безопасности», и поэтому активно поддерживает санкции в отношении России как агрессора. 

Сразу после начала войны в различных городах Германии около 250 000 человек приняли участие в демонстрациях под лозунгом: «Остановить войну! Мир для Украины и всей Европы!» К массовым выступлениям призвали миротворческие организации, DGB, профсоюз работников государственного сектора Ver.di, антиглобалистское движение Attac, христианские организации, экологические ассоциации, сети Seebrücke и Pulse of Europe. В этом году главной повесткой пасхального марша мира, имеющего многолетнюю традицию, также стала война в Украине. Однако представители власти увидели в этих выступлениях протест против своей «военной» политики. Так, министр иностранных дел от «Зеленых» высказал обеспокоенность тем, что движение за мир может сыграть на руку России.

Подобные противоречия в интерпретациях можно отчасти объяснить довольно абстрактными формулировками, в которых антивоенное движение осуждает как «войну саму по себе», так и немецкий милитаризм, при этом не возлагая ответственность ни на кого конкретно. Немецкое движение за мир, представленное Немецким обществом мира (Deutsche Friedensgesellschaft-Vereinigte Kriegsdienstgegner), принципиально осуждает использование оружия для разрешения конфликтов. С другой стороны, оно поддерживает все формы гражданского сопротивления, включая диверсии и другие формы преступлений против собственности. При этом у антивоенного движения в целом нет единой позиции по санкциям. Так, Комитет федерального совета мира (Bundesausschuss Friedensratschlag), другая известная антивоенная группа, в своих требованиях апеллирует к политической истории Германии. Опираясь на традицию «разрядки» времен Холодной войны, Комитет призывает к созданию «европейской архитектуры безопасности». Такая позиция уязвима для критики, поскольку за скобки выносится классовый характер государств, которые должны построить эту «архитектуру». Вместе с тем позиция Комитета представляет собой, пожалуй, единственную внешнеполитическую альтернативу германскому милитаризму в условиях капиталистического общества. Но верно и то, что в данный исторический момент политика разрядки может вызывать серьезные сомнения.

Часть руководителей Совета мира пришла из DKP, а часть — из левого крыла социал-демократов. Реагируя на войну в Украине, они возлагают политическую ответственность на Запад, одновременно осуждая беспрецедентную агрессию России. Некоторые осуждают такую позицию как скрытое оправдание агрессора, и другие левые силы, например Die Linke, ее не разделяют.

На своем партийном съезде в июне этого года Die Linke подавляющим большинством голосов приняла предложение по Украине, содержащее пять пунктов: 

1) немедленный вывод российских войск; 2) санкции против российской военной промышленности и союзников Путина, а также конфискация зарубежной собственности российских олигархов; 3) никакого перевооружения: направить 100 миллиардов, выделенных на Бундесвер, на защиту климата, образование и здравоохранение; 4) переговоры вместо поставок оружия; 5) защита всех беженцев, нуждающихся в помощи.

Хотя Die Linke выступает против НАТО, она не считает Россию  «дружественной» страной; более того, она не возлагает на НАТО ответственность за глобальный геополитический конфликт, результатом которого стала война в Украине. Однако партия не уточняет, как именно украинское население должно защищаться и чем Германия может ему помочь. Это крайне острый вопрос, и решить его без противоречий вряд ли получится. И все-таки рано или поздно Die Linke придется занять более четкую позицию — в противном случае ее могут обвинить в отходе от принципа интернационализма.

III.

Что касается германских «троцкистов», то два течения, вышедших из Комитета за рабочий Интернационал (CWI), группа «Рабочая власть» (Arbeitermacht) (связанная с Пятым Интернационалом), а также местные группы Antifa и экоактивисты из «Дальше дороги нет» (Ende Gelände) провели собственную демонстрацию в Берлине 9 апреля 2022 года. Главный лозунг протестующих звучал так: «Никакой войны, кроме классовой: ни Россия, ни НАТО! Остановите войну в Украине!» С таким призывом «троцкисты» пополнили ряды тех, кто рассматривает войну в Украине исключительно как прокси-войну между двумя империалистическими державами — НАТО и Россией. 

Эти лозунги показывают отсутствие реального интереса к происходящему за пределами Германии и полное безразличие по отношению к ситуации в самой Украине. С несколько большим вниманием к войне подошел низовой анархо-синдикалистский Свободный рабочий союз (FAU). В заявлении его Международного комитета особое внимание уделяется страданиям и нуждам украинских рабочих и необходимости их поддержать. FAU также осуждает лицемерие и соучастие НАТО, но в конечном итоге связывает войну с ограничениями национального государства, действующего прежде всего в интересах частного капитала. Таким образом, призыв FAU направлен на три конкретные вещи: 1) помощь беженцам из Украины и России; 2) деньги, лекарства, средства защиты, такие как каски и пуленепробиваемые жилеты, для отрядов самообороны в Украине; 3) поддержка дезертиров с обеих сторон. 

Представители НКО Medico International — главного голоса весьма влиятельных в Германии поставтономистских левых — также склонны фокусироваться на вопросе государственной власти. Вот отрывок из их заявления: «Выйти из нынешнего кризиса можно, лишь сделав выбор в пользу независимой Европы, о которой говорил Горбачев и которая так необходима миру. Горизонт возможностей не сводится к выбору в пользу одной из империйs. Национализм и империализм в духе НАТО проистекают из несостоятельности международной политики, основанной на гегемонии и господстве. Единственно приемлемый горизонт — это отказ от любого национализма с его патриархальными и шовинистическими корнями в пользу подлинно демократического многополярного миропорядка со всеми его противоречиями». 

Среди организованных политических сил выходцы из Объединенной левой ГДР, которые сегодня возглавляют Рабочую группу по истории социальных движений «Восток-Запад» (AK Geschichte sozialer Bewegungen Ost-West), являются одними из немногих, кто открыто поддерживает «вооруженное и невооруженное» сопротивление в Украине. Их призыв к международному сообществу «За солидарность в борьбе против империализма» гласит: «Мы особенно поддерживаем борьбу украинских левых, которые противостоят имперской, захватнической войне России и одновременно борются против олигархов и неолиберальных, антидемократических посягательств на права трудящихся в самой Украине». 

Еще одна троцкистская Международная социалистическая организация (ISO) также фокусируется на анализе войны и российского империализма, следуя за лозунгом Карла Либкнехта — «Главный враг в своей стране». В резолюции, предложенной руководством для национальной конференции, ISO обращает внимание на классовые аспекты ситуации в Украине. Кроме того, организация говорит о необходимости поддерживать украинских женщин, рабочих и их профсоюзы, а также освободительные общественные движения в Украине и антивоенное движение в России. По этим вопросам члены ISO выступают единогласно,  несмотря на споры о поставках тяжелых вооружений и роли немецкого государства.

Рекомендованные публикации

<strong>«Все время тяжело было». Как война и мобилизация повлияли на труд работников торговли</strong>
«Все время тяжело было». Как война и мобилизация повлияли на труд работников торговли
О чеченском сопротивлении и постколониальной солидарности
О чеченском сопротивлении и постколониальной солидарности
Подкаст "Это базис"
«Это базис»: От Бонапарта до прекариата. Ответы на вопросы
<strong>«Ущерб от оптимизации никакая мобилизация не перекрыла». Как живет здравоохранение в дни войны</strong>
«Ущерб от оптимизации никакая мобилизация не перекрыла». Как живет здравоохранение в дни войны
Прощай, «русская романтика»: беседа с Кавитой Кришнан. Часть 2
Прощай, «русская романтика»: беседа с Кавитой Кришнан. Часть 2

Поделиться публикацией: