Почему мы начинаем «После»?
Почему мы начинаем «После»?
Коротко о политических принципах и задачах нашего проекта

Военное вторжение 24 февраля шокировало мир. Пока российские вооруженные силы уничтожают целые города и убивают мирное население в Украине, в самой России милитаристская истерика сопровождается тотальной цензурой и ужесточением репрессий. 

Спустя несколько месяцев самого пристального внимания медиа и комментаторов фундаментальные вопросы об этой войне остаются без ответов. Как она стала возможной? Почему ее не удается остановить и на что опирается ее внутренняя поддержка? И главное — что будет после. 

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, недостаточно эмоций, моральных проповедей или геополитических спекуляций. Гораздо больше ясности может внести обращение к структурным социально-экономическим основаниям путинского режима и анализу мифов, которые он бесконечно воспроизводил в своей пропаганде. 

Идеология и практика империализма в современной России неразрывно связаны с колоссальным имущественным неравенством и бесправным положением работников. Однако эта связь остаётся неосмысленной даже среди многих противников войны. Как социалисты мы уверены, что левая позиция способна не только объяснить происходящее, но и помочь в построении широкого антивоенного движения. 

Поэтому мы и открыли «После» — платформу для политического осмысления этой преступной войны, ее предпосылок и последствий. «После» приветствует и приглашает к сотрудничеству исследователей, журналистов, активистов, очевидцев — всех, кто стремится понять настоящее и представить будущее.

Поделиться публикацией:

«Почти в каждом селе есть погибшие»
«Почти в каждом селе есть погибшие»
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 2
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 2
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 1
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 1
Почему мы начинаем «После»?
Почему мы начинаем «После»?
Коротко о политических принципах и задачах нашего проекта

Военное вторжение 24 февраля шокировало мир. Пока российские вооруженные силы уничтожают целые города и убивают мирное население в Украине, в самой России милитаристская истерика сопровождается тотальной цензурой и ужесточением репрессий. 

Спустя несколько месяцев самого пристального внимания медиа и комментаторов фундаментальные вопросы об этой войне остаются без ответов. Как она стала возможной? Почему ее не удается остановить и на что опирается ее внутренняя поддержка? И главное — что будет после. 

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, недостаточно эмоций, моральных проповедей или геополитических спекуляций. Гораздо больше ясности может внести обращение к структурным социально-экономическим основаниям путинского режима и анализу мифов, которые он бесконечно воспроизводил в своей пропаганде. 

Идеология и практика империализма в современной России неразрывно связаны с колоссальным имущественным неравенством и бесправным положением работников. Однако эта связь остаётся неосмысленной даже среди многих противников войны. Как социалисты мы уверены, что левая позиция способна не только объяснить происходящее, но и помочь в построении широкого антивоенного движения. 

Поэтому мы и открыли «После» — платформу для политического осмысления этой преступной войны, ее предпосылок и последствий. «После» приветствует и приглашает к сотрудничеству исследователей, журналистов, активистов, очевидцев — всех, кто стремится понять настоящее и представить будущее.

Рекомендованные публикации

«Почти в каждом селе есть погибшие»
«Почти в каждом селе есть погибшие»
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 2
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 2
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 1
Шесть историй времен «частичной мобилизации». Часть 1
«В какой-то момент все, что ты делаешь, становится активизмом»
«В какой-то момент все, что ты делаешь, становится активизмом»
Ни одного солдата для преступной войны!
Ни одного солдата для преступной войны!

Поделиться публикацией: