Сербия против насилия
Сербия против насилия
Что спровоцировало идущие с начала мая массовые протесты в Сербии? Является ли президент Вучич союзником Путина, и готов ли он отказаться от намерения вступить в ЕС? Светомир Николич, координатор платформы «Солидарность», объясняет, почему правительство Вучича несет ответственность за насилие в сербских СМИ

— Как недавние массовые убийства в Сербии, в белградской школе и возле Младеноваца, привели к многотысячным протестам, и как с этими убийствами связаны требования протестующих?

Чтобы понять, чего требуют протестующие,  нужно знать современный сербский политический и культурный контекст. Толерантность к насилию и его оправдание, релятивное отношение к преступлениям и обеление преступников долгое время были обычным делом в СМИ, прямо или косвенно контролируемых правительством. Применение насилия против политических оппонентов стало неотъемлемой частью этого процесса, разрушающего сербское общество. Медийные манипуляции режима Александра Вучича хорошо иллюстрирует анализ первых страниц пяти сербских ежедневных газет с наибольшим тиражом, проведенный в прошлом году порталом “Raskrikavanje”.

Недавние вооруженные нападения  являются следствием длительной деградации общества, протекающей в течение последних тридцати лет. Последние десять лет оппозиционные партии Сербии неоднократно пытались привлечь внимание международного сообщества к этому процессу, что, к сожалению, не было воспринято всерьез нашими западными коллегами. С другой стороны, всем, кто следит за внутренними процессами в сербском обществе, ясен список требований, выдвинутый «Протестами против насилия». Выполнение этих требований является необходимым условием для начала решения накопленных проблем в нашем обществе, которые в настоящее время представляются непреодолимыми.

— Как и почему призыв против распространения насилия в СМИ превратился в требование об отставке Вучича?

— За предыдущее десятилетие Александр Вучич стал олицетворением прямых и косвенных политических манипуляций и насилия в Сербии. Это проявляется как в совершенно неконтролируемом языке ненависти и пренебрежении политической корректностью, свойственных ему и возглавляемым им политическим силам, так и в разгуле хулиганских, криминальных, профашистских, параполицейских и военизированных группировок, которые он контролирует.

В последние десять лет подконтрольные ему электронные и печатные СМИ успешно ведут непрерывную кампанию по деизинформации. Они намеренно искажают контекст и распространяют вымышленные факты в интересах текущей власти. В результате этой кампании общественные деятели и политические оппоненты, противостоящие режиму, сталкиваются с манипуляциями, оскорблениями и ложным обвинениями. Поэтому бессмысленно стремиться к каким-либо изменениям в обществе, которые не подразумевают уход Вучича с поста президента.

— Либеральные западные СМИ часто называют Вучича близким союзником Путина. Подтверждением служит, например, тот факт, что на недавнем саммите ЕС он отказался присоединиться к санкциям против РФ. Верно ли это?

— Александр Вучич — защитник и представитель интересов сербской финансовой элиты. Эта элита имеет схожее происхождение с российской финансовой элитой, которая защищает и представляет Путина. Обе эти элиты сформировались на стыке между структурами безопасности распавшихся социалистических государств (СССР и Югославии) и преступным миром, который эти спецслужбы традиционно контролировали и использовали в качестве источника человеческих ресурсов. С исторической точки зрения, службы безопасности России и Сербии перед самым распадом социалистических режимов были фактически одной структурой. Из этого становится понятным, почему интересы финансовых элит, сформированных одними и теми же процессами, настолько схожи. Речь идет не о каком-то славянском или православном братстве, а о клановой связи российских и сербских миллиардеров и их общих экономических интересах. Александр Вучич и Владимир Путин — политические фигуры, но в капитализме политики, особенно политики правого толка, руководствуются прежде всего интересами богатых и их лоббистов. Западные СМИ здесь не ошибаются, но им не удается пролить свет на суть этой связи между российской и сербской финансовой и политической элитой.  Западная общественность должна понять, что только уничтожение власти этих элит в Сербии является единственной гарантией того, что сербское общество выйдет из порочного круга насилия и несчастий, в котором оно находится последние тридцать лет. И только это может стать конструктивным фактором будущего региона и, в конечном счете, всей Европы. Если общественность начнет понимать это, то, полагаю, и западные политики также станут менее толерантными по отношению к Александру Вучичу.

— Сильны ли пророссийские настроения среди сторонников Вучича?

— В сербском обществе сильны как пророссийские, так и антироссийские настроения. Это результат различных исторических и культурных переплетений, взлетов и падений в отношениях между Россией и Сербией в прошлом. Сейчас ситуация более сложная, чем раньше, потому что существует большая разница между поддержкой российского народа и поддержкой российского политического руководства. Сторонники Александра Вучича и представители правого политического спектра горячо поддерживают Владимира Путина. Это прямое следствие влиятельной пропагандистской машины, контролируемой режимом. С другой стороны, сербское общество по большей части с теплотой принимает более 200 000 российских эмигрантов, прибывших в Сербию, спасаясь от путинского режима и его политики, которая привела к западным санкциям.

— Отказался ли Вучич от своего намерения добиться вступления Сербии в ЕС?

— Сомневаюсь, что у Александра Вучича было когда-либо искреннее намерение завершить процесс присоединения Сербии к ЕС. Гипотетическое вступление Сербии в ЕС могло бы интересовать Александра Вучича, если бы ЕС сперва был подорван реализацией правых политических программ Виктора Орбана, Ярослава Качиньского или Марин Ле Пен. Или, возможно, если бы сербскому режиму позволили принять участие в этом подрыве. Хотя это и маловероятно, даже гипотетически. 

После ожидаемого краха режима Александра Вучича Сербия должна провести серьезный анализ своей экономической и социальной ситуации, а также переоценить все шаги, формально предпринятые на пути к вступлению в ЕС. Скорее всего, в реальности эти меры шли вразрез как с ожиданиями самого ЕС, так и с интересами сербского общества. За последние 30 лет мы лишились общественных культурных центров, районных публичных библиотек, почти всех государственных стоматологических услуг, любой государственной психологической или психотерапевтической помощи. Возможность бесплатного образования стала практически недостижимой. Размер пенсий заставляет людей, проработавших всю жизнь, буквально выживать, а формально бесплатному лечению в государственной системе здравоохранения препятствует бюрократия — очереди на серьезные медицинские вмешательства можно ждать месяцы, если не годы. Рабочие работают в подгузниках (чтобы не делать перерывы) за зарплату, которой не хватает на достойную жизнь, в то время как владельцы заводов получают налоговые льготы, привилегии и финансовую помощь только за то, что нанимают их на работу. Доступное жилье в крупных городах стало буквально недостижимой мечтой для подавляющего большинства. В то же время у нас есть десяток долларовых миллиардеров, около сотни долларовых миллионеров, несколько сотен приближающихся к этим цифрам и сотни тысяч людей, которые выполняют услуги для этой богатой клиентуры и своими высокими доходами создают иллюзию высокой средней зарплаты в Сербии. Но в реальности медианной зарплаты (той, которую получает большинство работников) в Сербии едва хватает на пропитание. В так называемом «золотом веке» Александра Вучича живет менее 5% населения, а остальные находятся в самой жестокой версии капитализма. В таком состоянии наше общество не готово стать полноценным членом ЕС. Сначала ему необходимо фундаментальное обновление — и Александр Вучич не может принимать в нем участие.

— Как бы вы могли кратко описать ваше движение?

— Политическая платформа «Солидарность» — это третья попытка в длительном процессе объединения прогрессивных левых групп и движений, действующих в Сербии в XXI веке. В настоящее время мы участвуем в зелено-левой коалиции “Moramo” («Мы должны») и партии “Zajedno” («Вместе»), которая объединяет различные локальные, экологические, активистские и левые силы в Сербии. «Солидарность» также является партнером семьи партий «Евролефт» в ЕС. Основными принципами нашей политической платформы являются социальное равенство, широкое участие в политической жизни, экологическая справедливость, гендерное равенство и международная солидарность.

— Каким было ваше участие в протестах? Какие требования вы озвучивали?

— В отличие от других протестов оппозиции предыдущего десятилетия, сейчас разные оппозиционные политические партии достигли относительного консенсуса. Мы договорились, что вместе последовательно будем отстаивать список требований, составленных на первом митинге «Сербия против насилия», и что мы не откажемся от этих требований, пока режим не будет готов их выполнить. Пока общество переживало произошедшие трагедии, режим поспешил начать процесс приватизации двадцати трех государственных компаний, включая те, которые управляют национальными парками. Платформа «Солидарность» стала одной из лидирующих сил, выступивших против этого решения. В результате эта реформа было отозвана навсегда (по крайней мере, мы на это надеемся). В более адекватном политическом контексте в качестве реакции на шутинги стоило бы предложить меры по улучшению работы с детьми, меры психологической и иной поддержки, лучшей организации социальных служб и так далее. Однако вся социальная система была разрушена нынешним режимом, поэтому в текущей ситуации непонятно, от кого можно было требовать таких изменений. 

Не предлагать же эти меры тем же самым людям, которые ради собственных интересов сознательно разрушили социальную систему? В этом нет никакого смысла, нам нужна радикальная смена власти.

Поделиться публикацией:

Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне

Подписка на «После»

Сербия против насилия
Сербия против насилия
Что спровоцировало идущие с начала мая массовые протесты в Сербии? Является ли президент Вучич союзником Путина, и готов ли он отказаться от намерения вступить в ЕС? Светомир Николич, координатор платформы «Солидарность», объясняет, почему правительство Вучича несет ответственность за насилие в сербских СМИ

— Как недавние массовые убийства в Сербии, в белградской школе и возле Младеноваца, привели к многотысячным протестам, и как с этими убийствами связаны требования протестующих?

Чтобы понять, чего требуют протестующие,  нужно знать современный сербский политический и культурный контекст. Толерантность к насилию и его оправдание, релятивное отношение к преступлениям и обеление преступников долгое время были обычным делом в СМИ, прямо или косвенно контролируемых правительством. Применение насилия против политических оппонентов стало неотъемлемой частью этого процесса, разрушающего сербское общество. Медийные манипуляции режима Александра Вучича хорошо иллюстрирует анализ первых страниц пяти сербских ежедневных газет с наибольшим тиражом, проведенный в прошлом году порталом “Raskrikavanje”.

Недавние вооруженные нападения  являются следствием длительной деградации общества, протекающей в течение последних тридцати лет. Последние десять лет оппозиционные партии Сербии неоднократно пытались привлечь внимание международного сообщества к этому процессу, что, к сожалению, не было воспринято всерьез нашими западными коллегами. С другой стороны, всем, кто следит за внутренними процессами в сербском обществе, ясен список требований, выдвинутый «Протестами против насилия». Выполнение этих требований является необходимым условием для начала решения накопленных проблем в нашем обществе, которые в настоящее время представляются непреодолимыми.

— Как и почему призыв против распространения насилия в СМИ превратился в требование об отставке Вучича?

— За предыдущее десятилетие Александр Вучич стал олицетворением прямых и косвенных политических манипуляций и насилия в Сербии. Это проявляется как в совершенно неконтролируемом языке ненависти и пренебрежении политической корректностью, свойственных ему и возглавляемым им политическим силам, так и в разгуле хулиганских, криминальных, профашистских, параполицейских и военизированных группировок, которые он контролирует.

В последние десять лет подконтрольные ему электронные и печатные СМИ успешно ведут непрерывную кампанию по деизинформации. Они намеренно искажают контекст и распространяют вымышленные факты в интересах текущей власти. В результате этой кампании общественные деятели и политические оппоненты, противостоящие режиму, сталкиваются с манипуляциями, оскорблениями и ложным обвинениями. Поэтому бессмысленно стремиться к каким-либо изменениям в обществе, которые не подразумевают уход Вучича с поста президента.

— Либеральные западные СМИ часто называют Вучича близким союзником Путина. Подтверждением служит, например, тот факт, что на недавнем саммите ЕС он отказался присоединиться к санкциям против РФ. Верно ли это?

— Александр Вучич — защитник и представитель интересов сербской финансовой элиты. Эта элита имеет схожее происхождение с российской финансовой элитой, которая защищает и представляет Путина. Обе эти элиты сформировались на стыке между структурами безопасности распавшихся социалистических государств (СССР и Югославии) и преступным миром, который эти спецслужбы традиционно контролировали и использовали в качестве источника человеческих ресурсов. С исторической точки зрения, службы безопасности России и Сербии перед самым распадом социалистических режимов были фактически одной структурой. Из этого становится понятным, почему интересы финансовых элит, сформированных одними и теми же процессами, настолько схожи. Речь идет не о каком-то славянском или православном братстве, а о клановой связи российских и сербских миллиардеров и их общих экономических интересах. Александр Вучич и Владимир Путин — политические фигуры, но в капитализме политики, особенно политики правого толка, руководствуются прежде всего интересами богатых и их лоббистов. Западные СМИ здесь не ошибаются, но им не удается пролить свет на суть этой связи между российской и сербской финансовой и политической элитой.  Западная общественность должна понять, что только уничтожение власти этих элит в Сербии является единственной гарантией того, что сербское общество выйдет из порочного круга насилия и несчастий, в котором оно находится последние тридцать лет. И только это может стать конструктивным фактором будущего региона и, в конечном счете, всей Европы. Если общественность начнет понимать это, то, полагаю, и западные политики также станут менее толерантными по отношению к Александру Вучичу.

— Сильны ли пророссийские настроения среди сторонников Вучича?

— В сербском обществе сильны как пророссийские, так и антироссийские настроения. Это результат различных исторических и культурных переплетений, взлетов и падений в отношениях между Россией и Сербией в прошлом. Сейчас ситуация более сложная, чем раньше, потому что существует большая разница между поддержкой российского народа и поддержкой российского политического руководства. Сторонники Александра Вучича и представители правого политического спектра горячо поддерживают Владимира Путина. Это прямое следствие влиятельной пропагандистской машины, контролируемой режимом. С другой стороны, сербское общество по большей части с теплотой принимает более 200 000 российских эмигрантов, прибывших в Сербию, спасаясь от путинского режима и его политики, которая привела к западным санкциям.

— Отказался ли Вучич от своего намерения добиться вступления Сербии в ЕС?

— Сомневаюсь, что у Александра Вучича было когда-либо искреннее намерение завершить процесс присоединения Сербии к ЕС. Гипотетическое вступление Сербии в ЕС могло бы интересовать Александра Вучича, если бы ЕС сперва был подорван реализацией правых политических программ Виктора Орбана, Ярослава Качиньского или Марин Ле Пен. Или, возможно, если бы сербскому режиму позволили принять участие в этом подрыве. Хотя это и маловероятно, даже гипотетически. 

После ожидаемого краха режима Александра Вучича Сербия должна провести серьезный анализ своей экономической и социальной ситуации, а также переоценить все шаги, формально предпринятые на пути к вступлению в ЕС. Скорее всего, в реальности эти меры шли вразрез как с ожиданиями самого ЕС, так и с интересами сербского общества. За последние 30 лет мы лишились общественных культурных центров, районных публичных библиотек, почти всех государственных стоматологических услуг, любой государственной психологической или психотерапевтической помощи. Возможность бесплатного образования стала практически недостижимой. Размер пенсий заставляет людей, проработавших всю жизнь, буквально выживать, а формально бесплатному лечению в государственной системе здравоохранения препятствует бюрократия — очереди на серьезные медицинские вмешательства можно ждать месяцы, если не годы. Рабочие работают в подгузниках (чтобы не делать перерывы) за зарплату, которой не хватает на достойную жизнь, в то время как владельцы заводов получают налоговые льготы, привилегии и финансовую помощь только за то, что нанимают их на работу. Доступное жилье в крупных городах стало буквально недостижимой мечтой для подавляющего большинства. В то же время у нас есть десяток долларовых миллиардеров, около сотни долларовых миллионеров, несколько сотен приближающихся к этим цифрам и сотни тысяч людей, которые выполняют услуги для этой богатой клиентуры и своими высокими доходами создают иллюзию высокой средней зарплаты в Сербии. Но в реальности медианной зарплаты (той, которую получает большинство работников) в Сербии едва хватает на пропитание. В так называемом «золотом веке» Александра Вучича живет менее 5% населения, а остальные находятся в самой жестокой версии капитализма. В таком состоянии наше общество не готово стать полноценным членом ЕС. Сначала ему необходимо фундаментальное обновление — и Александр Вучич не может принимать в нем участие.

— Как бы вы могли кратко описать ваше движение?

— Политическая платформа «Солидарность» — это третья попытка в длительном процессе объединения прогрессивных левых групп и движений, действующих в Сербии в XXI веке. В настоящее время мы участвуем в зелено-левой коалиции “Moramo” («Мы должны») и партии “Zajedno” («Вместе»), которая объединяет различные локальные, экологические, активистские и левые силы в Сербии. «Солидарность» также является партнером семьи партий «Евролефт» в ЕС. Основными принципами нашей политической платформы являются социальное равенство, широкое участие в политической жизни, экологическая справедливость, гендерное равенство и международная солидарность.

— Каким было ваше участие в протестах? Какие требования вы озвучивали?

— В отличие от других протестов оппозиции предыдущего десятилетия, сейчас разные оппозиционные политические партии достигли относительного консенсуса. Мы договорились, что вместе последовательно будем отстаивать список требований, составленных на первом митинге «Сербия против насилия», и что мы не откажемся от этих требований, пока режим не будет готов их выполнить. Пока общество переживало произошедшие трагедии, режим поспешил начать процесс приватизации двадцати трех государственных компаний, включая те, которые управляют национальными парками. Платформа «Солидарность» стала одной из лидирующих сил, выступивших против этого решения. В результате эта реформа было отозвана навсегда (по крайней мере, мы на это надеемся). В более адекватном политическом контексте в качестве реакции на шутинги стоило бы предложить меры по улучшению работы с детьми, меры психологической и иной поддержки, лучшей организации социальных служб и так далее. Однако вся социальная система была разрушена нынешним режимом, поэтому в текущей ситуации непонятно, от кого можно было требовать таких изменений. 

Не предлагать же эти меры тем же самым людям, которые ради собственных интересов сознательно разрушили социальную систему? В этом нет никакого смысла, нам нужна радикальная смена власти.

Рекомендованные публикации

Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Азат Мифтахов После Медиа
«ФСБ — главный террорист»
«Церковь сама по себе — политическое сообщество»
«Церковь сама по себе — политическое сообщество»
После
Война и протесты лоялистов

Поделиться публикацией: