Международная солидарность в поддержку Украины: три мнения
Международная солидарность в поддержку Украины: три мнения
Вторжение России в Украину раскололо западных левых на два лагеря. Несмотря на раскол, после 24 февраля левые не оставляли попыток создать широкое международное движение солидарности с Украиной. Активисты движения рассказали «После» о своей работе

Саймон Пирани,
почетный профессор Даремского университета,
автор книги Communist Dissidents in Early Soviet Russia (2023)

Я всегда считал, что поддерживать людей, которые сопротивляются империалистическому насилию, исключительно важно для социализма. Именно война США во Вьетнаме побудила меня на первые политические шаги, когда я был подростком. Поддержку украинского сопротивления российскому империализму можно соотнести с поддержкой вьетнамского сопротивления Америке и поддержкой палестинского сопротивления израильскому апартеиду. Для меня разница только в том, что с Украиной у меня установились более близкие отношения — в том смысле, что я [регулярно] бывал в Украине и России на протяжении последних тридцати лет. (Я работал в обеих странах как журналист и ученый.)      

После вторжения, случившегося в феврале прошлого года, наиболее эффективной реакцией на происходящее со стороны рабочих и общественных движений, к которым я имею непосредственное отношение, были прямые действия. Так, некоторые ребята из Великобритании и других европейских стран отправлялись в Украину, чтобы вступить в ряды добровольцев; куда больше людей при этом организовывали материальную помощь прифронтовым районам. Что касается меня, то я поддержал эти усилия и внес свой небольшой вклад в освещение ситуации на оккупированных Россией территориях.

“Поддержку украинского сопротивления российскому империализму можно соотнести с поддержкой вьетнамского сопротивления Америке и поддержкой палестинского сопротивления израильскому апартеиду”

В рабочем движении, пожалуй, наиболее ярким выразителем поддержки украинского сопротивления был Национальный профсоюз горняков (NUM). В Великобритании больше не осталось глубоких шахт, но профсоюз, который исторически был одним из самых сильных вплоть до своего поражения в большой забастовке по поводу закрытия шахт в 1984–85 годах, продолжает поддерживать бывших шахтеров и шахтерские сообщества. Этот профсоюз исторически связан с Украиной: в 1990 году установился контакт между профсоюзом шахтеров Дарема, что на северо-востоке Англии, и Независимым профсоюзом горняков Украины, в первую очередь в Павлограде, на западе Донбасса.

Сразу после вторжения NUM и другие [британские] профсоюзы направили в Украину более 20 тысяч фунтов стерлингов и поддержали профсоюзных активистов, которые сами перегнали автомобили с медицинским оборудованием и другими гуманитарными грузами и передали их активистам местного шахтерского профсоюза. Всего таких поездок было не менее семи. Наряду с NUM и профсоюзом машинистов ASLEF, мощную поддержку оказала межпартийная группа Senedd Cymru (парламент Уэльса) «Вместе за Украину». Мик Антонив, главный юрист Уэльса, активист рабочего движения и выходец из украинской семьи, вместе с коллегами-парламентариями и представителями профсоюзов неоднократно отвозил автомобили в Украину.

Другие профсоюзы, в том числе представляющие госслужащих, учителей, сотрудников вузов и медицинских работников приняли участие или, по крайней мере, заявили о своей поддержке таких акций солидарности. Усилия по привлечению их на свою сторону координирует Ukraine Solidarity Campaign (USC) [Кампанию солидарности с Украиной], с которой сотрудничает Конфедерація Вільних профспілок України (КВПУ).

В прошлом месяце USC также провели конференцию «Другая Украина возможна», на которой были представлены трудовые, феминистские и антикапиталистические взгляды на послевоенное восстановление Украины, чтобы составить противовес переговорам в неолиберальном тоне, которые велись на уровне правительства и тоже проходили в Лондоне. Еще одной инициативой, в которой я и сам принимал участие, была работа по привлечению внимания к «Зоне солидарности» — группе, оказывающей поддержку россиянам, напрямую выступающими против войны (мы, например, переводили и распространяли связанные с группой материалы).

Что касается реально оказанной материальной помощи, то все эти инициативы, организованные рабочим и антикапиталистическим движениями, невелики в сравнении с огромной поддержкой украинскому народу, в которую вовлечено гражданское общество в широком смысле. Общественные группы, церкви, добровольные ассоциации, благотворительные организации, а также, например, украинцы, живущие в Великобритании, и их друзья не только умудрились собрать довольно большие суммы денег, но и отправить в Украину автомобили и другую помощь. С другой стороны, со стороны Великобритании поддержка украинских беженцев или россиян, спасающихся от войны и репрессий, была весьма скромной. Хотя правительство, руководствуясь циничными политическими соображениями, сделало так, чтобы украинцам было легче, чем большинству беженцев, спасающихся от других войн, попасть в Великобританию, это по-прежнему непросто. Число украинских беженцев здесь ничтожно мало по сравнению с Польшей, Германией и другими странами континентальной Европы.

На мой взгляд, перед широкой кампанией солидарности с Украиной стоят две проблемы. Первая — в том, что правительство Великобритании, руководствуясь ясными нам всем резонами империалистического соперничества, упорно поддерживает Украину в военном отношении, например, поставляя оружие. Это дает возможность самому правому правительству Великобритании последних десятилетий изображать из себя защитников свободы. И это сказывается на общественных настроениях: СМИ сочувственно пишут об Украине, президент Зеленский улыбается на камеру вместе с нашими министрами, которые для здешних людей ассоциируются с мерами жесткой экономии и расизмом. Правящий класс Британии, который столь долго занимал господствующее положение в кровавой империи (и который потратил последние тридцать лет на создание финансовой системы в интересах российских клептократов), насквозь лицемерен, что особенно очевидно мигрантским сообществам, чьи страдания обусловлены британским империализмом и империализмом других западных государств.

Существует опасность, что его лицемерие повлечет за собой ресентимент и раскол. Жителей Великобритании, которые постоянно сталкиваются с давлением государства в ответ на свою поддержку прав палестинцев или ежедневно имеют дело с последствиями расистской миграционной политики государства, не может не удивлять «благосклонность» государства по отношению к украинцам или, например, к политическим беженцам из Гонконга. Социалисты и активисты рабочего движения, поддерживающие украинское сопротивление, отвечают на это лучшим способом из возможных — стремясь сделать борьбу Украины и борьбу других стран, сопротивляющихся империализму, основой для альянсов. Работа в этом направлении пока только идет.

Другой вопрос, что, как и в других западных странах, здесь [в Британии] существуют постсталинистские настроения, которые на практике противодействуют солидарности с Украиной. Небольшая группа пропутинских экстремистов выступает со звучными заявлениями в духе Соловьева или Рогозина. Но более многочисленные группы называют себя либо «антиимпериалистами», считающими Кремль меньшим злом, а Украину — орудием западных держав, либо «пацифистами», которые лукаво призывают к мирным переговорам, но не требуют, например, вывода российских войск, а только повторяют тезис Кремля, что в войне виновато НАТО. Таким образом, в лейбористской партии левое меньшинство расколото: Джон Макдоннелл (фактически заместитель Джереми Корбина, когда тот был во главе партии) поддержал «предоставление украинцам оружия для самозащиты»; сам же Корбин настроен против этого.

Оглядываясь назад, я думаю, что в целом представители рабочего движения, имеющие связи с Россией и Украиной, после 2014 года сделали слишком мало, чтобы разъяснить нашу позицию. Так называемый «антиимпериализм» уже был на слуху и в отношении Украины, и в отношении Сирии. Как и другие, я предпринимал отдельные попытки противостоять ему (например, здесь, здесь и здесь), но этих усилий было недостаточно. Как язвы нелегитимных «республик», возникших при содействии России, гноились на теле украинского общества, так и реакционные формы идеологии, стоящей за их возникновением, грызли рабочее движение по всей Европе.

Один из позитивных моментов последних полутора лет заключается в том, что все эти вопросы оказались на поверхности и стали широко обсуждаться. Будем надеяться, что характерное для простых людей Британии очень человеческое чувство, что украинцы заслуживают солидарности в их сопротивлении жестокому, насильственному нападению, послужит предпосылкой для нового понимания того, что на самом деле означает социалистический антиимпериализм.

“Как язвы нелегитимных «республик», возникших при содействии России, гноились на теле украинского общества, так и реакционные формы идеологии, стоящей за их возникновением, грызли рабочее движение по всей Европе”

Зофья Малиш,
Международный отдел партии Razem

Razem [Левые вместе] — это левая партия в Польше, имеющая шесть депутатов в парламенте и свои отделения по всей стране и за рубежом. С момента возникновения партии в 2015 году (с тех пор, как разделилась партия Polityka wschodnia) мы поддерживаем суверенитет Украины, а также усилия беларуского и российского народов, направленные на демократизацию своих стран. После начала российского вторжения мы провели целый ряд политических кампаний, чаще всего организуя их вместе с движением «Соцiальний Рух», направленные на то, чтобы левые в Европе и мире поддержали отправку оружия, необходимого украинскому народу для самозащиты.

Мы стали одним из учредителей Европейской сети солидарности с Украиной (ENSU), которая активна и по сей день. Мы занимались своей работой в рамках феминистской группы «Право на сопротивление», которая входит в эту сеть. Сопредседательница нашей партии Магдалена Беят и другие женщины-депутаты от левой коалиции внесли в Сейм предложение упростить доступ к абортам для украинских беженок, подвергшихся изнасилованию. К сожалению, правое большинство в парламенте отклонило это предложение. Среди прочих инициатив ENSU можно упомянуть организацию в 2022 году совместной поездки во Львов, в которой участвовали самые разные парламентарии левых ориентаций. Сразу после начала вторжения мы собрали членов левых партий Северной и Восточной Европы в Варшаве и выступили с заявлением в поддержку Украины, осудив вторжение и призвав к введению санкций против России. Наша кооперация по ряду вопросов принесла свои плоды в формате нескольких законодательных инициатив в Европе и США, в том числе направленных на поддержку списания украинского внешнего долга. Таковы были результаты широких общественных кампаний в социальных сетях, наших встреч, пресс-конференций и статей на эту тему, в проведении и написании которых мы принимали непосредственное участие, инициировали или координировали эту работу.

”Будем надеяться, что характерное для простых людей Британии очень человеческое чувство, что украинцы заслуживают солидарности в их сопротивлении жестокому, насильственному нападению, послужит предпосылкой для нового понимания того, что на самом деле означает социалистический антиимпериализм“

В 2022 мы присутствовали на множестве онлайн и оффлайн-встреч с левыми со всего света, которые отвергают российскую пропаганду, освещающую вторжение и вопросы украинской государственности. Мы противостояли недостоверной информации, которая распространялась слева — в первую очередь, те, кто якобы выступал за мир. Делали все возможное, чтобы разъяснить сложности, характеризующие нашу региональную ситуацию. Многие, к сожалению, их не понимали или предпочитали игнорировать, несмотря на более чем десятилетнюю историю наших отношений. Столкнувшись с нежеланием вникать в проблемы, стоящие перед восточноевропейскими левыми, и поддерживать суверенитет Украины, довольно скоро после начала российского вторжения мы решили выйти из Progressive International и Diem25.

Мы считаем, что польские, украинские и российские оппозиционные левые движения могут внести свой уникальный вклад в развитие международного левого движения. За нами стоят разные традиции, и мы сталкиваемся с разными трудностями — как геополитического характера, так и обусловленными происходящими изменениями. Наши решения и способы коммуникации тоже различаются, и потому западные товарищи могут многому у нас научиться. Один из самых сложных вызовов [для всех нас] — неолиберальная идеология, охватывающая общество. Поэтому мы видим большой риск, сопряженный с восстановительными работами в Украине: вместе с нашими украинскими партнерами мы полагаем, что страна должна восстанавливаться в интересах народа, а не иностранных корпораций или отечественных олигархов. Важно сосредоточиться на социальной инфраструктуре и поддержке рабочих, женщин, а также на организации сообществ «снизу», которые стали сильнее во время войны. Наши политики не устают повторять, что в обмен на оружие Украина не должна быть распродана корпорациям. Сейчас мы прилагаем большую часть наших усилий к организации поддержки Украины в деле по социально-ориентированному восстановлению страны.

Мы считаем, что польские, украинские и российские оппозиционные левые движения могут внести свой уникальный вклад в развитие международного левого движения

А еще Razem хочет предложить миллионам украинских беженцев и беженок в Польше свое видение безопасного, экологически устойчивого welfare state [социального обеспечения] для каждого и каждой. Думается, что мы можем вместе реализовать такой проект как в Польше, так и в Украине. Нам бы хотелось показать, что нужно обеспечить стабильные условия труда для рабочих и расширенные трудовые права, чтобы Украина смогла восстановиться. Нужно, чтобы пошли на поправку и получили социальную поддержку ветераны войны. Чтобы подрастающие дети увидели, что на этой планете можно не просто выживать, а процветать. Для этого нам нужна победа Украины, а также левая кооперация и совместная кампания за социальную Украину. Вместе со своими партнерами мы продолжаем прокладывать этот путь — как в рамках «Альянса зеленых и левых» в Центрально-Восточной Европе (он включает в себя и украинских партнеров), над выстраиванием которого мы работаем (организация сейчас находится на стадии запуска), так и с представителями западных левых, готовых взаимодействовать и разрабатывать конкретные предложения, которые могут составить противовес либеральным планам (например, многие активисты в Великобритании и некоторые лейбористские политики).

“В обмен на оружие Украина не должна быть распродана корпорациям”

В Польше, как вы знаете, имеется широкий консенсус по поводу военного вторжения России в Украину (оно осуждается), а также по поводу оказания политической и военной помощи стране. У польских левых нет никаких разногласий по этому поводу. Тем не менее мы все-таки политическая сила и следим за позицией правительства, а еще за возможным возникновением угроз для украинских беженцев со стороны ультраправых. Мы также критикуем любые попытки пожертвовать правами человека, правом на надлежащее судебное разбирательство и прочими правами, которые распространяются на российских граждан на польской земле.

Джон Рейманн и Шерил Зуур,
сопредседатели Ukraine Socialist Solidarity Campaign

Поддерживать Украину [сегодня] — значит конкретно заявлять об ответственности, которая является первостепенной для всякого социалиста. Такая ответственность называется международной солидарностью рабочего класса. Однако это не просто некая абстрактная ответственность морального толка: она напрямую связана с классовой борьбой в стране.

Я смотрю на вторжение Путина в Украину как на решающий шаг в направлении крайне правого национализма, фанатизма и контрреволюции, рост которых можно наблюдать по всему миру. Чем больше Путин будет добиваться своего, тем сильнее будет усугубляться этот процесс. Мы это уже видели на примере контрреволюции в Сирии, которая случилась под началом Асада и Путина и сыграла немалую роль в том, что вся «арабская весна» пошла на спад. А ведь именно «арабская весна» вдохновляла рабочих и молодежь во всем мире. Результатом ее поражения (на данный момент) стало, в частности, усиление религиозной реакции — в данном конкретном случае, я говорю об исламском фундаментализме.

“Поддерживать Украину [сегодня] — значит конкретно заявлять об ответственности, которая является первостепенной для всякого социалиста”

Здесь, в США Трамп использовал исламофобию в качестве главного инструмента,      чтобы обеспечить себе победу на выборах в 2016 году. Его первым крупным предложением после вступления в должность стал фактический запрет на въезд в Соединенные Штаты для мусульман. Вот вам пример того, как контрреволюция под началом Путина оказала свое влияние и на политику в США.

Трамп поддерживает Путина не только потому, что многие годы отмывал деньги российских олигархов. Его поддержку можно объяснить и политической близостью. Именно поэтому Путина поддерживают и крайне правые политики, даже откровенные расисты и фашисты вроде America First и персонажи вроде Мэтта Хаймбаха. Если Путин со своим империалистическим вторжением добьется своего даже отчасти, это укрепит правые силы и двинет глобальные реакционные движения вперед.

Наконец, если мы, социалисты и активисты, стоящие на стороне рабочего класса, игнорируем столь массированный удар по украинскому народу, то что мы тем самым сообщаем американским рабочим? Мы как бы говорим: «Думайте только о себе, причем в прямом смысле. Думайте только о своей зарплате. Не забивайте голову более общими вопросами, которые непосредственно влияют на нашу жизнь». Это ничем не отличается от разговоров том, что угнетение женщин, цветного населения или ЛГБТК+ якобы не является делом всех рабочих. С таким отношением невозможно помочь рабочему классу стать сильнее, не говоря уже о том, чтобы построить настоящее социалистическое движение трудящихся.

Вскоре после начала вторжения в Украину в 2022 (учитывая, что военное вторжение Путина в Украину вообще-то началось в 2014 году!) мы небольшой группой организовали Ukraine Socialist Solidarity Campaign [Кампанию социалистической солидарности с Украиной]. Нас объединяет ряд общих положений, включая безоговорочное требование необходимого оружия для борьбы Украины с захватчиками. Это значит, что мы критикуем Байдена не за то, что он посылает оружие Украине, а, наоборот, за то, что он слишком нерешителен и накладывает слишком много ограничений на Украину, на то, как она может это оружие использовать. Необычная позиция для социалистов, но не беспрецедентная. Во время гражданской войны в Испании американские социалисты призывали США направить оружие испанским республиканцам, которые боролись с фашизмом, а во время Второй мировой ни один социалист в США не смог бы возразить против поставок оружия Советскому Союзу для борьбы с нацистами.

“Мы критикуем Байдена не за то, что он посылает оружие Украине, а, наоборот, за то, что он слишком нерешителен и накладывает слишком много ограничений на Украину”

The Ukraine Socialist Solidarity Campaign хорошо представлена в соцсетях, включая группу в Facebook, насчитывающую более 630 членов, и почти 2000 подписчиков в нашем Twitter-аккаунте. В обеих группах публикуются новости и аналитические материалы, так или иначе связанные с войной в Украине. Еще мы собрали немало ссылок на общедоступные ресурсы. Кроме того, мы регулярно проводим открытые встречи в Zoom и обсуждаем, например, экологические аспекты войны в Украине, иранскую революцию и то, является ли Россия фашистской (с Ильей Будрайтскисом);      говорим о современной политической ситуации в Украине, а в ближайшее время расскажем о Голодоморе. Записи этих встреч доступны на нашем Youtube-канале.

Одной из наиболее важных дискуссий стала серия из двух частей, посвященная «фашистским идеям слева». Мы обсуждали, как и почему идеи ультраправых, в том числе и фашистские, проникли в социалистическое движение. Это все жизненно важно, потому что — нам стоит признать это — большая часть социалистического движения и «левых» в целом поддерживает или, по крайней мере, принимает и оправдывает путинское вторжение в Украину. Мы специально решили включить слово «социалистическая» в название [нашей инициативы], потому что считаем, что выхватить социализм из рук тех, кто им подобным образом злоупотребляет, критически необходимо.

Это предательское злоупотребление неслучайно. Оно связано с общем низким уровнем политизации американского рабочего класса США, у которого никогда не было своей политической партии и который на протяжении многих десятилетий подвергался идеологическим и практическим ударам c разных сторон. Идеологически их громил не класс капиталистов, но и наши собственные лидеры — в каждом звене профсоюзного руководства, — которые содействовали капиталистам в деле ухудшения условий жизни американских рабочих.

Пусть большинство американских рабочих и поддерживает Украину, речь здесь идет о пассивной поддержке. Отношение к вещам у них такое: «Не мне (не нам) играть активную независимую роль в политике».

В дополнение к нашим регулярным обсуждениям The Ukraine Socialist Solidarity Campaign занимается уличной мобилизацией там и тогда, когда это возможно. Мы участвовали и в более крупных уличных мобилизациях в поддержку Украины, например, в «Марше единства», который устроили в Сан-Франциско американцы иранского происхождения. Также мы даем отпор пропутинской пропаганде со стороны «левых», таких как Code Pink и прочие [пророссийские] «социалисты». Помимо этого мы занимались сбором средств для Украины, в том числе продавали футболки с нашим дизайном, а один из членов нашей организации в прошлом году занимался транспортировкой медикаментов в Украину. В настоящее время мы призываем профсоюзы принять подготовленную нами резолюцию, призывающую к полной поддержке Украины, включая вооружение. К тому же у нас уже есть петиция, призывающая МАГАТЭ взять на себя управление Запорожской АЭС (подписать петицию можно здесь).

И все же мы лишь совсем небольшая группа активистов, которая, не может существенно повлиять на объективные события. Что действительно нужно, так это обновленное восстание рабочего класса и в США, и во всем мире. Мы надеемся, что сможем подготовить для этого почву, пытаясь прояснить ряд важнейших политических вопросов современности, многие из которых вращаются вокруг фашистско-империалистического вторжения в Украину. А также наращивая поддержку Украины, исходя из наших максимальных возможностей.

Для нас большая честь и привилегия работать и действовать сообща с храбрыми украинскими и российскими товарищами (и не только), которые борются с контрреволюцией Путина. Думаю, что вместе с новым рабочим восстанием такого рода сотрудничество, которое имеет место как в идеологическом, так и в практическом смысле, станет основой для возрождения социалистического движения — нового, здорового и ориентированного на рабочий класс.

Поделиться публикацией:

Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне

Подписка на «После»

Международная солидарность в поддержку Украины: три мнения
Международная солидарность в поддержку Украины: три мнения
Вторжение России в Украину раскололо западных левых на два лагеря. Несмотря на раскол, после 24 февраля левые не оставляли попыток создать широкое международное движение солидарности с Украиной. Активисты движения рассказали «После» о своей работе

Саймон Пирани,
почетный профессор Даремского университета,
автор книги Communist Dissidents in Early Soviet Russia (2023)

Я всегда считал, что поддерживать людей, которые сопротивляются империалистическому насилию, исключительно важно для социализма. Именно война США во Вьетнаме побудила меня на первые политические шаги, когда я был подростком. Поддержку украинского сопротивления российскому империализму можно соотнести с поддержкой вьетнамского сопротивления Америке и поддержкой палестинского сопротивления израильскому апартеиду. Для меня разница только в том, что с Украиной у меня установились более близкие отношения — в том смысле, что я [регулярно] бывал в Украине и России на протяжении последних тридцати лет. (Я работал в обеих странах как журналист и ученый.)      

После вторжения, случившегося в феврале прошлого года, наиболее эффективной реакцией на происходящее со стороны рабочих и общественных движений, к которым я имею непосредственное отношение, были прямые действия. Так, некоторые ребята из Великобритании и других европейских стран отправлялись в Украину, чтобы вступить в ряды добровольцев; куда больше людей при этом организовывали материальную помощь прифронтовым районам. Что касается меня, то я поддержал эти усилия и внес свой небольшой вклад в освещение ситуации на оккупированных Россией территориях.

“Поддержку украинского сопротивления российскому империализму можно соотнести с поддержкой вьетнамского сопротивления Америке и поддержкой палестинского сопротивления израильскому апартеиду”

В рабочем движении, пожалуй, наиболее ярким выразителем поддержки украинского сопротивления был Национальный профсоюз горняков (NUM). В Великобритании больше не осталось глубоких шахт, но профсоюз, который исторически был одним из самых сильных вплоть до своего поражения в большой забастовке по поводу закрытия шахт в 1984–85 годах, продолжает поддерживать бывших шахтеров и шахтерские сообщества. Этот профсоюз исторически связан с Украиной: в 1990 году установился контакт между профсоюзом шахтеров Дарема, что на северо-востоке Англии, и Независимым профсоюзом горняков Украины, в первую очередь в Павлограде, на западе Донбасса.

Сразу после вторжения NUM и другие [британские] профсоюзы направили в Украину более 20 тысяч фунтов стерлингов и поддержали профсоюзных активистов, которые сами перегнали автомобили с медицинским оборудованием и другими гуманитарными грузами и передали их активистам местного шахтерского профсоюза. Всего таких поездок было не менее семи. Наряду с NUM и профсоюзом машинистов ASLEF, мощную поддержку оказала межпартийная группа Senedd Cymru (парламент Уэльса) «Вместе за Украину». Мик Антонив, главный юрист Уэльса, активист рабочего движения и выходец из украинской семьи, вместе с коллегами-парламентариями и представителями профсоюзов неоднократно отвозил автомобили в Украину.

Другие профсоюзы, в том числе представляющие госслужащих, учителей, сотрудников вузов и медицинских работников приняли участие или, по крайней мере, заявили о своей поддержке таких акций солидарности. Усилия по привлечению их на свою сторону координирует Ukraine Solidarity Campaign (USC) [Кампанию солидарности с Украиной], с которой сотрудничает Конфедерація Вільних профспілок України (КВПУ).

В прошлом месяце USC также провели конференцию «Другая Украина возможна», на которой были представлены трудовые, феминистские и антикапиталистические взгляды на послевоенное восстановление Украины, чтобы составить противовес переговорам в неолиберальном тоне, которые велись на уровне правительства и тоже проходили в Лондоне. Еще одной инициативой, в которой я и сам принимал участие, была работа по привлечению внимания к «Зоне солидарности» — группе, оказывающей поддержку россиянам, напрямую выступающими против войны (мы, например, переводили и распространяли связанные с группой материалы).

Что касается реально оказанной материальной помощи, то все эти инициативы, организованные рабочим и антикапиталистическим движениями, невелики в сравнении с огромной поддержкой украинскому народу, в которую вовлечено гражданское общество в широком смысле. Общественные группы, церкви, добровольные ассоциации, благотворительные организации, а также, например, украинцы, живущие в Великобритании, и их друзья не только умудрились собрать довольно большие суммы денег, но и отправить в Украину автомобили и другую помощь. С другой стороны, со стороны Великобритании поддержка украинских беженцев или россиян, спасающихся от войны и репрессий, была весьма скромной. Хотя правительство, руководствуясь циничными политическими соображениями, сделало так, чтобы украинцам было легче, чем большинству беженцев, спасающихся от других войн, попасть в Великобританию, это по-прежнему непросто. Число украинских беженцев здесь ничтожно мало по сравнению с Польшей, Германией и другими странами континентальной Европы.

На мой взгляд, перед широкой кампанией солидарности с Украиной стоят две проблемы. Первая — в том, что правительство Великобритании, руководствуясь ясными нам всем резонами империалистического соперничества, упорно поддерживает Украину в военном отношении, например, поставляя оружие. Это дает возможность самому правому правительству Великобритании последних десятилетий изображать из себя защитников свободы. И это сказывается на общественных настроениях: СМИ сочувственно пишут об Украине, президент Зеленский улыбается на камеру вместе с нашими министрами, которые для здешних людей ассоциируются с мерами жесткой экономии и расизмом. Правящий класс Британии, который столь долго занимал господствующее положение в кровавой империи (и который потратил последние тридцать лет на создание финансовой системы в интересах российских клептократов), насквозь лицемерен, что особенно очевидно мигрантским сообществам, чьи страдания обусловлены британским империализмом и империализмом других западных государств.

Существует опасность, что его лицемерие повлечет за собой ресентимент и раскол. Жителей Великобритании, которые постоянно сталкиваются с давлением государства в ответ на свою поддержку прав палестинцев или ежедневно имеют дело с последствиями расистской миграционной политики государства, не может не удивлять «благосклонность» государства по отношению к украинцам или, например, к политическим беженцам из Гонконга. Социалисты и активисты рабочего движения, поддерживающие украинское сопротивление, отвечают на это лучшим способом из возможных — стремясь сделать борьбу Украины и борьбу других стран, сопротивляющихся империализму, основой для альянсов. Работа в этом направлении пока только идет.

Другой вопрос, что, как и в других западных странах, здесь [в Британии] существуют постсталинистские настроения, которые на практике противодействуют солидарности с Украиной. Небольшая группа пропутинских экстремистов выступает со звучными заявлениями в духе Соловьева или Рогозина. Но более многочисленные группы называют себя либо «антиимпериалистами», считающими Кремль меньшим злом, а Украину — орудием западных держав, либо «пацифистами», которые лукаво призывают к мирным переговорам, но не требуют, например, вывода российских войск, а только повторяют тезис Кремля, что в войне виновато НАТО. Таким образом, в лейбористской партии левое меньшинство расколото: Джон Макдоннелл (фактически заместитель Джереми Корбина, когда тот был во главе партии) поддержал «предоставление украинцам оружия для самозащиты»; сам же Корбин настроен против этого.

Оглядываясь назад, я думаю, что в целом представители рабочего движения, имеющие связи с Россией и Украиной, после 2014 года сделали слишком мало, чтобы разъяснить нашу позицию. Так называемый «антиимпериализм» уже был на слуху и в отношении Украины, и в отношении Сирии. Как и другие, я предпринимал отдельные попытки противостоять ему (например, здесь, здесь и здесь), но этих усилий было недостаточно. Как язвы нелегитимных «республик», возникших при содействии России, гноились на теле украинского общества, так и реакционные формы идеологии, стоящей за их возникновением, грызли рабочее движение по всей Европе.

Один из позитивных моментов последних полутора лет заключается в том, что все эти вопросы оказались на поверхности и стали широко обсуждаться. Будем надеяться, что характерное для простых людей Британии очень человеческое чувство, что украинцы заслуживают солидарности в их сопротивлении жестокому, насильственному нападению, послужит предпосылкой для нового понимания того, что на самом деле означает социалистический антиимпериализм.

“Как язвы нелегитимных «республик», возникших при содействии России, гноились на теле украинского общества, так и реакционные формы идеологии, стоящей за их возникновением, грызли рабочее движение по всей Европе”

Зофья Малиш,
Международный отдел партии Razem

Razem [Левые вместе] — это левая партия в Польше, имеющая шесть депутатов в парламенте и свои отделения по всей стране и за рубежом. С момента возникновения партии в 2015 году (с тех пор, как разделилась партия Polityka wschodnia) мы поддерживаем суверенитет Украины, а также усилия беларуского и российского народов, направленные на демократизацию своих стран. После начала российского вторжения мы провели целый ряд политических кампаний, чаще всего организуя их вместе с движением «Соцiальний Рух», направленные на то, чтобы левые в Европе и мире поддержали отправку оружия, необходимого украинскому народу для самозащиты.

Мы стали одним из учредителей Европейской сети солидарности с Украиной (ENSU), которая активна и по сей день. Мы занимались своей работой в рамках феминистской группы «Право на сопротивление», которая входит в эту сеть. Сопредседательница нашей партии Магдалена Беят и другие женщины-депутаты от левой коалиции внесли в Сейм предложение упростить доступ к абортам для украинских беженок, подвергшихся изнасилованию. К сожалению, правое большинство в парламенте отклонило это предложение. Среди прочих инициатив ENSU можно упомянуть организацию в 2022 году совместной поездки во Львов, в которой участвовали самые разные парламентарии левых ориентаций. Сразу после начала вторжения мы собрали членов левых партий Северной и Восточной Европы в Варшаве и выступили с заявлением в поддержку Украины, осудив вторжение и призвав к введению санкций против России. Наша кооперация по ряду вопросов принесла свои плоды в формате нескольких законодательных инициатив в Европе и США, в том числе направленных на поддержку списания украинского внешнего долга. Таковы были результаты широких общественных кампаний в социальных сетях, наших встреч, пресс-конференций и статей на эту тему, в проведении и написании которых мы принимали непосредственное участие, инициировали или координировали эту работу.

”Будем надеяться, что характерное для простых людей Британии очень человеческое чувство, что украинцы заслуживают солидарности в их сопротивлении жестокому, насильственному нападению, послужит предпосылкой для нового понимания того, что на самом деле означает социалистический антиимпериализм“

В 2022 мы присутствовали на множестве онлайн и оффлайн-встреч с левыми со всего света, которые отвергают российскую пропаганду, освещающую вторжение и вопросы украинской государственности. Мы противостояли недостоверной информации, которая распространялась слева — в первую очередь, те, кто якобы выступал за мир. Делали все возможное, чтобы разъяснить сложности, характеризующие нашу региональную ситуацию. Многие, к сожалению, их не понимали или предпочитали игнорировать, несмотря на более чем десятилетнюю историю наших отношений. Столкнувшись с нежеланием вникать в проблемы, стоящие перед восточноевропейскими левыми, и поддерживать суверенитет Украины, довольно скоро после начала российского вторжения мы решили выйти из Progressive International и Diem25.

Мы считаем, что польские, украинские и российские оппозиционные левые движения могут внести свой уникальный вклад в развитие международного левого движения. За нами стоят разные традиции, и мы сталкиваемся с разными трудностями — как геополитического характера, так и обусловленными происходящими изменениями. Наши решения и способы коммуникации тоже различаются, и потому западные товарищи могут многому у нас научиться. Один из самых сложных вызовов [для всех нас] — неолиберальная идеология, охватывающая общество. Поэтому мы видим большой риск, сопряженный с восстановительными работами в Украине: вместе с нашими украинскими партнерами мы полагаем, что страна должна восстанавливаться в интересах народа, а не иностранных корпораций или отечественных олигархов. Важно сосредоточиться на социальной инфраструктуре и поддержке рабочих, женщин, а также на организации сообществ «снизу», которые стали сильнее во время войны. Наши политики не устают повторять, что в обмен на оружие Украина не должна быть распродана корпорациям. Сейчас мы прилагаем большую часть наших усилий к организации поддержки Украины в деле по социально-ориентированному восстановлению страны.

Мы считаем, что польские, украинские и российские оппозиционные левые движения могут внести свой уникальный вклад в развитие международного левого движения

А еще Razem хочет предложить миллионам украинских беженцев и беженок в Польше свое видение безопасного, экологически устойчивого welfare state [социального обеспечения] для каждого и каждой. Думается, что мы можем вместе реализовать такой проект как в Польше, так и в Украине. Нам бы хотелось показать, что нужно обеспечить стабильные условия труда для рабочих и расширенные трудовые права, чтобы Украина смогла восстановиться. Нужно, чтобы пошли на поправку и получили социальную поддержку ветераны войны. Чтобы подрастающие дети увидели, что на этой планете можно не просто выживать, а процветать. Для этого нам нужна победа Украины, а также левая кооперация и совместная кампания за социальную Украину. Вместе со своими партнерами мы продолжаем прокладывать этот путь — как в рамках «Альянса зеленых и левых» в Центрально-Восточной Европе (он включает в себя и украинских партнеров), над выстраиванием которого мы работаем (организация сейчас находится на стадии запуска), так и с представителями западных левых, готовых взаимодействовать и разрабатывать конкретные предложения, которые могут составить противовес либеральным планам (например, многие активисты в Великобритании и некоторые лейбористские политики).

“В обмен на оружие Украина не должна быть распродана корпорациям”

В Польше, как вы знаете, имеется широкий консенсус по поводу военного вторжения России в Украину (оно осуждается), а также по поводу оказания политической и военной помощи стране. У польских левых нет никаких разногласий по этому поводу. Тем не менее мы все-таки политическая сила и следим за позицией правительства, а еще за возможным возникновением угроз для украинских беженцев со стороны ультраправых. Мы также критикуем любые попытки пожертвовать правами человека, правом на надлежащее судебное разбирательство и прочими правами, которые распространяются на российских граждан на польской земле.

Джон Рейманн и Шерил Зуур,
сопредседатели Ukraine Socialist Solidarity Campaign

Поддерживать Украину [сегодня] — значит конкретно заявлять об ответственности, которая является первостепенной для всякого социалиста. Такая ответственность называется международной солидарностью рабочего класса. Однако это не просто некая абстрактная ответственность морального толка: она напрямую связана с классовой борьбой в стране.

Я смотрю на вторжение Путина в Украину как на решающий шаг в направлении крайне правого национализма, фанатизма и контрреволюции, рост которых можно наблюдать по всему миру. Чем больше Путин будет добиваться своего, тем сильнее будет усугубляться этот процесс. Мы это уже видели на примере контрреволюции в Сирии, которая случилась под началом Асада и Путина и сыграла немалую роль в том, что вся «арабская весна» пошла на спад. А ведь именно «арабская весна» вдохновляла рабочих и молодежь во всем мире. Результатом ее поражения (на данный момент) стало, в частности, усиление религиозной реакции — в данном конкретном случае, я говорю об исламском фундаментализме.

“Поддерживать Украину [сегодня] — значит конкретно заявлять об ответственности, которая является первостепенной для всякого социалиста”

Здесь, в США Трамп использовал исламофобию в качестве главного инструмента,      чтобы обеспечить себе победу на выборах в 2016 году. Его первым крупным предложением после вступления в должность стал фактический запрет на въезд в Соединенные Штаты для мусульман. Вот вам пример того, как контрреволюция под началом Путина оказала свое влияние и на политику в США.

Трамп поддерживает Путина не только потому, что многие годы отмывал деньги российских олигархов. Его поддержку можно объяснить и политической близостью. Именно поэтому Путина поддерживают и крайне правые политики, даже откровенные расисты и фашисты вроде America First и персонажи вроде Мэтта Хаймбаха. Если Путин со своим империалистическим вторжением добьется своего даже отчасти, это укрепит правые силы и двинет глобальные реакционные движения вперед.

Наконец, если мы, социалисты и активисты, стоящие на стороне рабочего класса, игнорируем столь массированный удар по украинскому народу, то что мы тем самым сообщаем американским рабочим? Мы как бы говорим: «Думайте только о себе, причем в прямом смысле. Думайте только о своей зарплате. Не забивайте голову более общими вопросами, которые непосредственно влияют на нашу жизнь». Это ничем не отличается от разговоров том, что угнетение женщин, цветного населения или ЛГБТК+ якобы не является делом всех рабочих. С таким отношением невозможно помочь рабочему классу стать сильнее, не говоря уже о том, чтобы построить настоящее социалистическое движение трудящихся.

Вскоре после начала вторжения в Украину в 2022 (учитывая, что военное вторжение Путина в Украину вообще-то началось в 2014 году!) мы небольшой группой организовали Ukraine Socialist Solidarity Campaign [Кампанию социалистической солидарности с Украиной]. Нас объединяет ряд общих положений, включая безоговорочное требование необходимого оружия для борьбы Украины с захватчиками. Это значит, что мы критикуем Байдена не за то, что он посылает оружие Украине, а, наоборот, за то, что он слишком нерешителен и накладывает слишком много ограничений на Украину, на то, как она может это оружие использовать. Необычная позиция для социалистов, но не беспрецедентная. Во время гражданской войны в Испании американские социалисты призывали США направить оружие испанским республиканцам, которые боролись с фашизмом, а во время Второй мировой ни один социалист в США не смог бы возразить против поставок оружия Советскому Союзу для борьбы с нацистами.

“Мы критикуем Байдена не за то, что он посылает оружие Украине, а, наоборот, за то, что он слишком нерешителен и накладывает слишком много ограничений на Украину”

The Ukraine Socialist Solidarity Campaign хорошо представлена в соцсетях, включая группу в Facebook, насчитывающую более 630 членов, и почти 2000 подписчиков в нашем Twitter-аккаунте. В обеих группах публикуются новости и аналитические материалы, так или иначе связанные с войной в Украине. Еще мы собрали немало ссылок на общедоступные ресурсы. Кроме того, мы регулярно проводим открытые встречи в Zoom и обсуждаем, например, экологические аспекты войны в Украине, иранскую революцию и то, является ли Россия фашистской (с Ильей Будрайтскисом);      говорим о современной политической ситуации в Украине, а в ближайшее время расскажем о Голодоморе. Записи этих встреч доступны на нашем Youtube-канале.

Одной из наиболее важных дискуссий стала серия из двух частей, посвященная «фашистским идеям слева». Мы обсуждали, как и почему идеи ультраправых, в том числе и фашистские, проникли в социалистическое движение. Это все жизненно важно, потому что — нам стоит признать это — большая часть социалистического движения и «левых» в целом поддерживает или, по крайней мере, принимает и оправдывает путинское вторжение в Украину. Мы специально решили включить слово «социалистическая» в название [нашей инициативы], потому что считаем, что выхватить социализм из рук тех, кто им подобным образом злоупотребляет, критически необходимо.

Это предательское злоупотребление неслучайно. Оно связано с общем низким уровнем политизации американского рабочего класса США, у которого никогда не было своей политической партии и который на протяжении многих десятилетий подвергался идеологическим и практическим ударам c разных сторон. Идеологически их громил не класс капиталистов, но и наши собственные лидеры — в каждом звене профсоюзного руководства, — которые содействовали капиталистам в деле ухудшения условий жизни американских рабочих.

Пусть большинство американских рабочих и поддерживает Украину, речь здесь идет о пассивной поддержке. Отношение к вещам у них такое: «Не мне (не нам) играть активную независимую роль в политике».

В дополнение к нашим регулярным обсуждениям The Ukraine Socialist Solidarity Campaign занимается уличной мобилизацией там и тогда, когда это возможно. Мы участвовали и в более крупных уличных мобилизациях в поддержку Украины, например, в «Марше единства», который устроили в Сан-Франциско американцы иранского происхождения. Также мы даем отпор пропутинской пропаганде со стороны «левых», таких как Code Pink и прочие [пророссийские] «социалисты». Помимо этого мы занимались сбором средств для Украины, в том числе продавали футболки с нашим дизайном, а один из членов нашей организации в прошлом году занимался транспортировкой медикаментов в Украину. В настоящее время мы призываем профсоюзы принять подготовленную нами резолюцию, призывающую к полной поддержке Украины, включая вооружение. К тому же у нас уже есть петиция, призывающая МАГАТЭ взять на себя управление Запорожской АЭС (подписать петицию можно здесь).

И все же мы лишь совсем небольшая группа активистов, которая, не может существенно повлиять на объективные события. Что действительно нужно, так это обновленное восстание рабочего класса и в США, и во всем мире. Мы надеемся, что сможем подготовить для этого почву, пытаясь прояснить ряд важнейших политических вопросов современности, многие из которых вращаются вокруг фашистско-империалистического вторжения в Украину. А также наращивая поддержку Украины, исходя из наших максимальных возможностей.

Для нас большая честь и привилегия работать и действовать сообща с храбрыми украинскими и российскими товарищами (и не только), которые борются с контрреволюцией Путина. Думаю, что вместе с новым рабочим восстанием такого рода сотрудничество, которое имеет место как в идеологическом, так и в практическом смысле, станет основой для возрождения социалистического движения — нового, здорового и ориентированного на рабочий класс.

Рекомендованные публикации

Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Случай Седы: легализация преступлений против женщин в Чечне
Азат Мифтахов После Медиа
«ФСБ — главный террорист»
«Церковь сама по себе — политическое сообщество»
«Церковь сама по себе — политическое сообщество»
После
Война и протесты лоялистов

Поделиться публикацией: