Сто лет споров о предании тела Ленина земле
Сто лет споров о предании тела Ленина земле
Почему тело Ленина до сих пор находится в Мавзолее? Что думал сам Ленин и его окружение о мумификации? Как в современных публичных дискуссиях о захоронении вождя преломляются противоречия российского общества? Историк Константин Тарасов прослеживает эволюцию этих дебатов вплоть до столетней годовщины Ильича

21 января 2024 года исполнилось 100 лет со дня смерти первого главы советского правительства Владимира Ульянова (Ленина). Это очередной неудобный юбилей для современной российской власти. Почти полным молчанием первые лица страны обошли столетние юбилеи Революции 1917 года, создания Красной армии и выхода России из Первой мировой войны. В 2020 году незаметно прошло 150-летие Ленина. Никак не отмечалось на государственном уровне ни 30-летие распада СССР в 2021 году, ни столетие со дня его образования в декабре 2022 года. Крупные юбилеи, связанные с ключевыми датами советского прошлого, не используются руководством России ни для критики, ни прославления истории. Они попросту игнорируются.

Хотя такое же молчание сопровождало и юбилей со дня смерти Ленина, это не значит, что имя революционера не вызывает интереса в обществе. Даже наоборот, все эти 100 лет заявления о необходимости предать его тело земле вызывают острые дискуссии о значении революции, символах Советского Союза и моральном облике самого «вождя пролетариата».

Почему Ленина не предали земле в 1924?

Ленин скончался 21 января 1924 года после тяжелой болезни. Смерть наступила от четвертого за два года инсульта, вызванного артериосклерозом (уплотнением стенок кровеносных сосудов). На следующий день тело забальзамировали до похорон, назначенных на 27 января, и выставили в Доме Союзов. За три дня мимо гроба основателя советского государства прошли не меньше миллиона человек, съезжавшихся со всего СССР.

Одновременно в Комиссии по организации похорон Ленина, через несколько недель переименованной в Комиссию по увековечиванию памяти Ленина, возникла идея сохранения тела без видимых посмертных изменений хотя бы на месяц. Ее председатель Феликс Дзержинский и некоторые другие участники совещаний ссылались на политическую необходимость дать народу проститься с прахом революционера. Вопреки критике других членов Комиссии, они считали «открытое захоронение» не проявлением квазирелигиозного культа, а данью уважения великому человеку.

Близко знавший Ленина Владимир Бонч-Бруевич вспоминал, что Надежда Крупская и другие родственники выступали против «мумификации Владимира Ильича». Точных свидетельств об этом нет, но 30 января 1924 года жена скончавшегося вождя выступила в «Правде» со статьей, где она призвала рабочих и крестьян не создавать культ Ленина. «Большая у меня просьба к вам, — писала Крупская, — не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т. д. — всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим». О предпочтительном способе погребения в этой статье не говорилось.

Политбюро, однако, согласилось с тем, что гроб с телом Ленина еще по крайней мере месяц должен оставаться непогребенным. Комиссия опубликовала соответствующее решение от имени Президиума ЦИК СССР 26 января. В нем говорилось, что в ответ на многочисленные просьбы от делегаций, не успевающих прибыть в Москву для похорон, было принято решение сохранить тело Ленина в склепе, доступном для прощания. К этому моменту на Красной площади был возведен временный деревянный мавзолей.

Хотя в Комиссии сложился компромисс о временном оставлении тела в склепе, все чаще в обсуждениях звучала формулировка о сохранении его на «возможно долгое время». Тем временем в конце февраля стали поступать известия о том, что тело Ленина начало подвергаться воздействию времени. Морозы, приостанавливающие естественные процессы, стали ослабевать. Появились следы разложения. Эксперты, с которыми консультировалась Комиссия, не могли предложить удовлетворительного способа сохранить облик умершего в неизменном виде. Некоторые предложения не могли гарантировать продолжительного эффекта. Другие, как, например, консервация с помощью фиксирующей жидкости, подобно анатомическим препаратам в банках, были отвергнуты по эстетическим соображениям. В этот момент члены Комиссии все больше склонялись в пользу предания останков земле.

Однако один из привлеченных экспертов выступил с особым мнением. Профессор анатомии Харьковского университета Владимир Воробьев утверждал, что готов провести необходимые манипуляции для консервации останков. Комиссия ухватилась за последний шанс, и Воробьеву был дан карт-бланш. 25 марта 1924 года в печать вышло объявление о решении «принять меры, имеющиеся в распоряжении современной науки, для возможно длительного сохранения тела Ленина». На следующий день профессор Воробьев вместе с ассистентами начал бальзамирование по экспериментальной технологии. Если бы анатом не приступил к делу своевременно, безусловно, Ленин был бы похоронен. Работы в тяжелых условиях продлись три месяца.

Все это время Мавзолей был закрыт для посещения. Видимо, руководство партии, увлекшись идеей консервации тела, позабыло, что главным мотивом сохранения останков был доступ для прощания с Лениным. Его тело приобретало все большее значение для режима как символ вечно живых идей первого главы советского правительства. В партийных обсуждениях звучал мотив создания места паломничества для коммунистов всего мира и придания могиле Ленина символа бессмертия. И Воробьеву с помощниками действительно удалось создать метод сохранения тела на долгие годы.

Почему Ленина не перезахоронили в 1991?

За годы советской власти усыпальница с телом Ленина превратилась в неотъемлемую составляющую политических ритуалов. Трибуна Мавзолея стала традиционным местом выступлений руководителей СССР на крупнейшие праздники: День трудящихся, День победы, День Октябрьской революции и другие. Первые лица государства буквально опирались на авторитет Ленина, когда произносили свои речи. Первый глава советского правительства стал не только олицетворением партии и советской идеологии. Он сделался национальным символом и безусловным моральным авторитетом.

Последний генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, начиная Перестройку, как и его предшественники пытался легитимизировать свою политику обращением к Ленину. Обоснования реформ по демократизации политической системы, внедрению рыночных отношений или провозглашению свободы слова не обходились без ссылки на времена, когда «вождь мирового пролетариата» был еще жив.

Однако постепенно критика основ социализма в обществе стала нарастать. Под сомнения ставились решения партийного руководства и Ленина в частности. Критиковалась прежняя идеализация главы правительства, обсуждался моральный облик Ленина. Дело доходило до демонизации «вождя пролетариата». Безусловно, десакрализация его образа отражала кризис политической системы, которую он олицетворял.

В 1989 году, когда Ленин все еще был незыблемой опорой режима, была публично поднята тема перезахоронения его тела. Первым, кто о ней заговорил, был театральный и кинорежиссер Марк Захаров. 21 апреля 1989 года в прямом эфире телепрограммы «Взгляд» он сказал: «Мы можем как угодно ненавидеть человека, как угодно его любить до самозабвения, но мы не вправе лишать человеческое тело захоронения, подражая древним язычникам». Тогда выступление Захарова было подвергнуто резкой критике на Пленуме ЦК КПСС. Из-за этого скандала глава Гостелерадио лишился должности.

Через два месяца, 2 июня 1989 года на Первом Съезде народных депутатов СССР к теме перезахоронения Ленина вернулся писатель Юрий Карякин. Он заявил, что Ленин якобы хотел быть похороненным возле могилы своей матери на Волковском кладбище в Ленинграде. 2 сентября 1991 года на очередном Съезде народных депутатов то же предложение внес мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Мэр Москвы Гавриил Попов позже заявил, что поддерживает предложение Собчака. На самом деле документальных подтверждений такой последней воли вождя не выявлено. Легенда об этом, однако, не редко встречается до сих пор. Сергей Дебов, в то время директор научно-исследовательской лаборатории при Мавзолее Ленина, вероятно, был прав, когда во время этой дискуссии отметил: «Думаю, те, кто сегодня стремится схоронить Ленина, пытаются похоронить ленинизм».

Тем не менее в тот момент защитников важнейшего советского символа было немало. Согласно опросам Института марксизма-ленинизма, в ноябре 1990 года положительно оценивали личность основателя советского государства 59% граждан. Противники перезахоронения Ленина начали кампанию по защите Мавзолея. В Москве были созданы общественный комитет в защиту Ленина и общество «Ленин и Отечество». Они направили Михаилу Горбачеву телеграмму с требованием «предотвратить неслыханный вандализм и преступление, которые могут иметь непредвиденные и трагические последствия». Газеты опубликовали заявления родственников Ленина, которые выразили тревогу в связи с озвученными предложениями перенести останки своего предка в Санкт-Петербург. «Правда» обратилась к Горбачеву с требованием выступить против тех, кто хочет убрать останки «вождя революции» с Красной площади. У Мавзолея начали дежурить добровольные дружины. Пикетчики стояли у Кремлевской стены с плакатами «Не получилось у Колчака — не получится у Собчака!» В такой ситуации, безусловно, о перезахоронении Ленина не могло быть и речи.

Почему Ленина не перезахоронили в 1997?

После распада СССР новое руководство Российской Федерации во главе с Борисом Ельциным не спешило избавиться от тела основателя советского государства. Без ответа, например, осталось предложение мэра Москвы Юрия Лужкова в октябре 1993 года «восстановить исторический облик Красной площади», убрав не только Ленина, но и весь некрополь у Кремлевской стены. Дело, вероятно, было в том, что болезненные реформы по либерализации экономической системы и резкое обнищание населения сделали социалистическую повестку, которую олицетворял Ленин, еще более популярной в России. В такой момент, чреватый социальным взрывом, властям было невыгодно дополнительно разжигать страсти.

Однако вопрос стал приобретать все больший политический характер. В декабре 1995 года на волне роста социального недовольства и ностальгии по советской стабильности Коммунистическая партия Российской федерации получила большинство в Государственной думе. С этого момента начался затяжной конфликт между фракцией КПРФ и президентом.

Вынос Ленина из Мавзолея стал частью этой борьбы. В ноябре 1996 года член фракции КПРФ В. И. Варенников внес в Государственную думу законопроект «О статусе Красной площади города Москвы». Он запрещал реконструкцию объектов на Красной площади, а также строительство на ней новых сооружений, нарушающих ее исторический облик. Очевидно, что закон был направлен против любых инициатив перезахоронения Ленина. Однако 14 марта 1997 года на встрече с главными редакторами ведущих российских изданий Борис Ельцин заявил, что Ленина необходимо похоронить, как тот якобы завещал, рядом с матерью в Санкт-Петербурге. В ответ 2 апреля 1997 года Государственная дума приняла специальное заявление по поводу высказываний Ельцина, назвав их противоправными. «Налицо политическая тенденциозность высказываний президента. Они отражают намерение некоторых влиятельных кругов переиначить историю России, вытравить из памяти народной все, что связано с ее советским периодом, его реликвиями, памятниками и святынями», — говорилось в заявлении. 4 июня 1997 года Государственная дума наконец приняла законопроект, внесенный Варенниковым. Однако 11 июня Совет Федерации, более лояльный президенту, отклонил этот закон.

Конфликт на этом не закончился. Через несколько дней Ельцин выступил с инициативой провести осенью общенациональный референдум по вопросу о перезахоронении Ленина. «Коммунисты, конечно, будут против этого, но я привык с ними воевать», — сказал он тогда. Государственная Дума ответила новым заявлением, в котором призвала органы власти и граждан России «предотвратить акт политической мести Ленину», а предложение о захоронении тела бывшего вождя назвала «откровенным вандализмом». Не поддержал инициативу и Совет Федерации. Даже патриарх Алексий II, на мнение которого изначально ссылался Ельцин, призывал решить проблему так, чтобы «не посеять в обществе семя раздора и вражды, а также не препятствовать установлению в России мира и согласия».

Проведенный в июле 1997 года фондом «Общественное мнение» общероссийский опрос показал, что число противников и сторонников захоронения тела Ленина примерно одинаково: 42% и 41% соответственно. В итоге референдум не состоялся, и вопрос был снят с повестки дня. Источники в Кремле объясняли тогда прессе, что референдум по Мавзолею превратился бы в референдум о доверии действующей власти. В условиях тяжелой экономической ситуации он мог болезненно ударить по без того невысокому престижу президента.

Почему Ленина не перезахоронят в 2024?

Новый глава государства Владимир Путин впервые сформулировал свое отношение к вопросу перезахоронения на большой пресс-конференции в июле 2001 года: «Страна жила в условиях монополии КПСС 70 лет. Это время жизни целого поколения, и многие люди с именем Ленина связывают свою собственную жизнь. Для них захоронение Ленина будет означать, что они поклонялись ложным ценностям, ставили перед собой ложные задачи и что их жизнь прожита зря». По его мнению, «самое главное достижение последнего времени — это стабилизация и известный консенсус в обществе», которые необходимо сохранить.

Публичное обсуждение перезахоронения Ленин вспыхивает каждые несколько лет. Проходит оно примерно по одному и тому же сценарию. Какая-то заметная личность, часто чиновник, делает заявление о необходимости вынести тело из Мавзолея. В этой роли в разное время выступали полпред в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, режиссер Никита Михалков, депутат Государственной думы Владимир Мединский, журналистка Ксения Собчак, глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. На заявление реагируют еще несколько публичных персон, вопрос обсуждается в прессе. После чего сам Владимир Путин или кто-то от его имени успокоительно заявляет, что вопрос о выносе тела из Мавзолея не стоит на повестке дня. Больше всего это похоже на мониторинг общественного мнения.

Тем не менее можно попытаться суммировать основные аргументы дискуссии. Сторонники перезахоронения Ленина иногда формулируют свои предложения своеобразной заботой о советском лидере. Они высказываются о том, что его необходимо похоронить «по-человечески» и что нынешнее погребение не отвечает христианским обрядам. Также регулярно ссылаются на несуществующее завещание Ленина быть похороненным рядом с матерью на Волковском кладбище. Встречаются и сугубо утилитарные аргументы: неудобно иметь кладбище на Красной площади, где регулярно проходят народные гуляния. Наконец, наиболее радикальные сторонники выноса тела из Мавзолея считают Ленина как минимум неактуальным символом, а то и вовсе государственным преступником.

Противники переноса останков проговаривают необходимость уважения к Ленину как политику, или к его наследию, или к памяти о советском прошлом как таковом. Даже те, кто негативно относится к самому «вождю пролетариата», указывают, что перезахоронение окажется неуважением к истории страны, а также опасаются, что это внесет раскол в общество. Наконец, звучат аргументы о том, что судьба тела Ленина является надуманной проблемой и не относится к числу насущных задач.

Мавзолей, безусловно, неудобный символ для российских властей. С 1997 года президенты страны не принимают парады на Мавзолее. 12 июня 2003 года в День России усыпальницу Ленина в первый раз закрыли декорацией в виде государственного флага, а с 2004 года ко Дню победы и другим массовым мероприятиям на Красной площади ее постоянно закрывают фанерными щитами. Эта деталь ясно показывает, что российское руководство не хочет, чтобы главные праздники ассоциировались с советским лидером.

Сам Путин очень часто вспоминает Ленина в негативном контексте. В 2019 году на ежегодной большой пресс-конференции президент назвал «фундаментальной ошибкой при государственном строительстве» решение Ленина дать право народам СССР право выхода из состава государства. При этом закончил он свою речь словами о судьбе забальзамированного тела: «На мой взгляд, это не нужно трогать. По крайней мере до тех пор, пока есть, а у нас есть очень много людей, которые связывают с этим свою собственную жизнь, свою судьбу». В целом, позиция «лучше не трогать» вопросы, вызывающие раскол в обществе, остается неизменной для российской исторической политики последние 20 лет.

Опасения о том, что вынос тела из Мавзолея может привести к опасному общественному расколу не беспочвенны. Независимый центр социологических опросов «Левада-Центр» регулярно проводит исследование общественного мнения относительно необходимости захоронения Ленина. Последний на данный момент опрос был проведен 24–28 октября 2017 года. Респондентов спрашивали: «Как вы считаете, тело Ленина нужно оставить в Мавзолее или вынести?» Результаты были основаны на интервью 1600 человек в 137 населенных пунктах 48 регионов страны. В итоге идея выноса тела из Мавзолея и оставление Ленина на своем нынешнем месте набрали одинаковую часть голосов — 41%. Еще 18% затруднились с ответом.

Фонд «Общественное мнение» в 2020 году, к 150-летию со дня рождения Ленина, провел исследование, задав респондентам вопрос: «Что в первую очередь приходит вам в голову, когда вы слышите слово “Ленин”?». Историк Борис Колоницкий справедливо разделяет ответы респондентов на две категории. Во-первых, они говорят о Ленине как историческом деятеле (ассоциации «Октябрьская революция», «вождь», «коммунизм», «СССР» и др.). Во-вторых, используются ассоциации, связанные с ностальгией по советской жизни («юность», «октябрята», «пионеры», «лозунги» и т. д.). Иными словами, помимо признания Ленина заметным деятелем прошлого страны, его образ является явлением сентиментальной памяти о личном прошлом.

Дискуссии вокруг тела Ленина в Мавзолее касаются прежде всего национального символа СССР, каким оно стало за 70 лет советской власти. И даже больше: его история — это история отношения к советскому наследию. Вслед за кризисом и распадом государства произошла десакрализация останков вождя. При этом они не утратили своего символического значения. Из-за этого тело Ленина стало составляющей политической борьбы в 80–90-е годы. Его перезахоронение прочитывалось обеими сторонами как попытка отказаться от советского прошлого. Защитников и противников такого символического проекта в те годы было не мало.

Теперь, как и прежде, Ленин — неудобный символ для российских властей. Его сложно непротиворечиво вписать в тысячелетнюю историю российского государства. С одной стороны, он революционер, боровшийся против Российской империи. С другой, основатель страны, правопреемником которой является Российская Федерация. Власти охраняют забальзамированное тело, как и любой прежний государственный символ, вроде шапки Мономаха. И в целом это отражает их заметное желание «защитить» историю государства от любых негативных интерпретаций.

Проблема тут только в том, что предложить единственно правильную версию можно лишь в отношении «холодного прошлого», не вызывающего общественных дискуссий. В отсутствие консенсуса руководство страны стремится уйти от общественной дискуссии и политической борьбы как таковой, видя в них опасный социальный раскол. В итоге попытки сохранить статус-кво в вопросе о Ленине не столько сглаживают глубокие противоречия в обществе, сколько консервируют общество разделенным почти пополам, мешая сформировать новую идентичность в современной России.

Поделиться публикацией:

После медиа
Военная экономика и куриные яйца
Posle media
Истоки одержимости

Подписка на «После»

Сто лет споров о предании тела Ленина земле
Сто лет споров о предании тела Ленина земле
Почему тело Ленина до сих пор находится в Мавзолее? Что думал сам Ленин и его окружение о мумификации? Как в современных публичных дискуссиях о захоронении вождя преломляются противоречия российского общества? Историк Константин Тарасов прослеживает эволюцию этих дебатов вплоть до столетней годовщины Ильича

21 января 2024 года исполнилось 100 лет со дня смерти первого главы советского правительства Владимира Ульянова (Ленина). Это очередной неудобный юбилей для современной российской власти. Почти полным молчанием первые лица страны обошли столетние юбилеи Революции 1917 года, создания Красной армии и выхода России из Первой мировой войны. В 2020 году незаметно прошло 150-летие Ленина. Никак не отмечалось на государственном уровне ни 30-летие распада СССР в 2021 году, ни столетие со дня его образования в декабре 2022 года. Крупные юбилеи, связанные с ключевыми датами советского прошлого, не используются руководством России ни для критики, ни прославления истории. Они попросту игнорируются.

Хотя такое же молчание сопровождало и юбилей со дня смерти Ленина, это не значит, что имя революционера не вызывает интереса в обществе. Даже наоборот, все эти 100 лет заявления о необходимости предать его тело земле вызывают острые дискуссии о значении революции, символах Советского Союза и моральном облике самого «вождя пролетариата».

Почему Ленина не предали земле в 1924?

Ленин скончался 21 января 1924 года после тяжелой болезни. Смерть наступила от четвертого за два года инсульта, вызванного артериосклерозом (уплотнением стенок кровеносных сосудов). На следующий день тело забальзамировали до похорон, назначенных на 27 января, и выставили в Доме Союзов. За три дня мимо гроба основателя советского государства прошли не меньше миллиона человек, съезжавшихся со всего СССР.

Одновременно в Комиссии по организации похорон Ленина, через несколько недель переименованной в Комиссию по увековечиванию памяти Ленина, возникла идея сохранения тела без видимых посмертных изменений хотя бы на месяц. Ее председатель Феликс Дзержинский и некоторые другие участники совещаний ссылались на политическую необходимость дать народу проститься с прахом революционера. Вопреки критике других членов Комиссии, они считали «открытое захоронение» не проявлением квазирелигиозного культа, а данью уважения великому человеку.

Близко знавший Ленина Владимир Бонч-Бруевич вспоминал, что Надежда Крупская и другие родственники выступали против «мумификации Владимира Ильича». Точных свидетельств об этом нет, но 30 января 1924 года жена скончавшегося вождя выступила в «Правде» со статьей, где она призвала рабочих и крестьян не создавать культ Ленина. «Большая у меня просьба к вам, — писала Крупская, — не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т. д. — всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим». О предпочтительном способе погребения в этой статье не говорилось.

Политбюро, однако, согласилось с тем, что гроб с телом Ленина еще по крайней мере месяц должен оставаться непогребенным. Комиссия опубликовала соответствующее решение от имени Президиума ЦИК СССР 26 января. В нем говорилось, что в ответ на многочисленные просьбы от делегаций, не успевающих прибыть в Москву для похорон, было принято решение сохранить тело Ленина в склепе, доступном для прощания. К этому моменту на Красной площади был возведен временный деревянный мавзолей.

Хотя в Комиссии сложился компромисс о временном оставлении тела в склепе, все чаще в обсуждениях звучала формулировка о сохранении его на «возможно долгое время». Тем временем в конце февраля стали поступать известия о том, что тело Ленина начало подвергаться воздействию времени. Морозы, приостанавливающие естественные процессы, стали ослабевать. Появились следы разложения. Эксперты, с которыми консультировалась Комиссия, не могли предложить удовлетворительного способа сохранить облик умершего в неизменном виде. Некоторые предложения не могли гарантировать продолжительного эффекта. Другие, как, например, консервация с помощью фиксирующей жидкости, подобно анатомическим препаратам в банках, были отвергнуты по эстетическим соображениям. В этот момент члены Комиссии все больше склонялись в пользу предания останков земле.

Однако один из привлеченных экспертов выступил с особым мнением. Профессор анатомии Харьковского университета Владимир Воробьев утверждал, что готов провести необходимые манипуляции для консервации останков. Комиссия ухватилась за последний шанс, и Воробьеву был дан карт-бланш. 25 марта 1924 года в печать вышло объявление о решении «принять меры, имеющиеся в распоряжении современной науки, для возможно длительного сохранения тела Ленина». На следующий день профессор Воробьев вместе с ассистентами начал бальзамирование по экспериментальной технологии. Если бы анатом не приступил к делу своевременно, безусловно, Ленин был бы похоронен. Работы в тяжелых условиях продлись три месяца.

Все это время Мавзолей был закрыт для посещения. Видимо, руководство партии, увлекшись идеей консервации тела, позабыло, что главным мотивом сохранения останков был доступ для прощания с Лениным. Его тело приобретало все большее значение для режима как символ вечно живых идей первого главы советского правительства. В партийных обсуждениях звучал мотив создания места паломничества для коммунистов всего мира и придания могиле Ленина символа бессмертия. И Воробьеву с помощниками действительно удалось создать метод сохранения тела на долгие годы.

Почему Ленина не перезахоронили в 1991?

За годы советской власти усыпальница с телом Ленина превратилась в неотъемлемую составляющую политических ритуалов. Трибуна Мавзолея стала традиционным местом выступлений руководителей СССР на крупнейшие праздники: День трудящихся, День победы, День Октябрьской революции и другие. Первые лица государства буквально опирались на авторитет Ленина, когда произносили свои речи. Первый глава советского правительства стал не только олицетворением партии и советской идеологии. Он сделался национальным символом и безусловным моральным авторитетом.

Последний генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, начиная Перестройку, как и его предшественники пытался легитимизировать свою политику обращением к Ленину. Обоснования реформ по демократизации политической системы, внедрению рыночных отношений или провозглашению свободы слова не обходились без ссылки на времена, когда «вождь мирового пролетариата» был еще жив.

Однако постепенно критика основ социализма в обществе стала нарастать. Под сомнения ставились решения партийного руководства и Ленина в частности. Критиковалась прежняя идеализация главы правительства, обсуждался моральный облик Ленина. Дело доходило до демонизации «вождя пролетариата». Безусловно, десакрализация его образа отражала кризис политической системы, которую он олицетворял.

В 1989 году, когда Ленин все еще был незыблемой опорой режима, была публично поднята тема перезахоронения его тела. Первым, кто о ней заговорил, был театральный и кинорежиссер Марк Захаров. 21 апреля 1989 года в прямом эфире телепрограммы «Взгляд» он сказал: «Мы можем как угодно ненавидеть человека, как угодно его любить до самозабвения, но мы не вправе лишать человеческое тело захоронения, подражая древним язычникам». Тогда выступление Захарова было подвергнуто резкой критике на Пленуме ЦК КПСС. Из-за этого скандала глава Гостелерадио лишился должности.

Через два месяца, 2 июня 1989 года на Первом Съезде народных депутатов СССР к теме перезахоронения Ленина вернулся писатель Юрий Карякин. Он заявил, что Ленин якобы хотел быть похороненным возле могилы своей матери на Волковском кладбище в Ленинграде. 2 сентября 1991 года на очередном Съезде народных депутатов то же предложение внес мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Мэр Москвы Гавриил Попов позже заявил, что поддерживает предложение Собчака. На самом деле документальных подтверждений такой последней воли вождя не выявлено. Легенда об этом, однако, не редко встречается до сих пор. Сергей Дебов, в то время директор научно-исследовательской лаборатории при Мавзолее Ленина, вероятно, был прав, когда во время этой дискуссии отметил: «Думаю, те, кто сегодня стремится схоронить Ленина, пытаются похоронить ленинизм».

Тем не менее в тот момент защитников важнейшего советского символа было немало. Согласно опросам Института марксизма-ленинизма, в ноябре 1990 года положительно оценивали личность основателя советского государства 59% граждан. Противники перезахоронения Ленина начали кампанию по защите Мавзолея. В Москве были созданы общественный комитет в защиту Ленина и общество «Ленин и Отечество». Они направили Михаилу Горбачеву телеграмму с требованием «предотвратить неслыханный вандализм и преступление, которые могут иметь непредвиденные и трагические последствия». Газеты опубликовали заявления родственников Ленина, которые выразили тревогу в связи с озвученными предложениями перенести останки своего предка в Санкт-Петербург. «Правда» обратилась к Горбачеву с требованием выступить против тех, кто хочет убрать останки «вождя революции» с Красной площади. У Мавзолея начали дежурить добровольные дружины. Пикетчики стояли у Кремлевской стены с плакатами «Не получилось у Колчака — не получится у Собчака!» В такой ситуации, безусловно, о перезахоронении Ленина не могло быть и речи.

Почему Ленина не перезахоронили в 1997?

После распада СССР новое руководство Российской Федерации во главе с Борисом Ельциным не спешило избавиться от тела основателя советского государства. Без ответа, например, осталось предложение мэра Москвы Юрия Лужкова в октябре 1993 года «восстановить исторический облик Красной площади», убрав не только Ленина, но и весь некрополь у Кремлевской стены. Дело, вероятно, было в том, что болезненные реформы по либерализации экономической системы и резкое обнищание населения сделали социалистическую повестку, которую олицетворял Ленин, еще более популярной в России. В такой момент, чреватый социальным взрывом, властям было невыгодно дополнительно разжигать страсти.

Однако вопрос стал приобретать все больший политический характер. В декабре 1995 года на волне роста социального недовольства и ностальгии по советской стабильности Коммунистическая партия Российской федерации получила большинство в Государственной думе. С этого момента начался затяжной конфликт между фракцией КПРФ и президентом.

Вынос Ленина из Мавзолея стал частью этой борьбы. В ноябре 1996 года член фракции КПРФ В. И. Варенников внес в Государственную думу законопроект «О статусе Красной площади города Москвы». Он запрещал реконструкцию объектов на Красной площади, а также строительство на ней новых сооружений, нарушающих ее исторический облик. Очевидно, что закон был направлен против любых инициатив перезахоронения Ленина. Однако 14 марта 1997 года на встрече с главными редакторами ведущих российских изданий Борис Ельцин заявил, что Ленина необходимо похоронить, как тот якобы завещал, рядом с матерью в Санкт-Петербурге. В ответ 2 апреля 1997 года Государственная дума приняла специальное заявление по поводу высказываний Ельцина, назвав их противоправными. «Налицо политическая тенденциозность высказываний президента. Они отражают намерение некоторых влиятельных кругов переиначить историю России, вытравить из памяти народной все, что связано с ее советским периодом, его реликвиями, памятниками и святынями», — говорилось в заявлении. 4 июня 1997 года Государственная дума наконец приняла законопроект, внесенный Варенниковым. Однако 11 июня Совет Федерации, более лояльный президенту, отклонил этот закон.

Конфликт на этом не закончился. Через несколько дней Ельцин выступил с инициативой провести осенью общенациональный референдум по вопросу о перезахоронении Ленина. «Коммунисты, конечно, будут против этого, но я привык с ними воевать», — сказал он тогда. Государственная Дума ответила новым заявлением, в котором призвала органы власти и граждан России «предотвратить акт политической мести Ленину», а предложение о захоронении тела бывшего вождя назвала «откровенным вандализмом». Не поддержал инициативу и Совет Федерации. Даже патриарх Алексий II, на мнение которого изначально ссылался Ельцин, призывал решить проблему так, чтобы «не посеять в обществе семя раздора и вражды, а также не препятствовать установлению в России мира и согласия».

Проведенный в июле 1997 года фондом «Общественное мнение» общероссийский опрос показал, что число противников и сторонников захоронения тела Ленина примерно одинаково: 42% и 41% соответственно. В итоге референдум не состоялся, и вопрос был снят с повестки дня. Источники в Кремле объясняли тогда прессе, что референдум по Мавзолею превратился бы в референдум о доверии действующей власти. В условиях тяжелой экономической ситуации он мог болезненно ударить по без того невысокому престижу президента.

Почему Ленина не перезахоронят в 2024?

Новый глава государства Владимир Путин впервые сформулировал свое отношение к вопросу перезахоронения на большой пресс-конференции в июле 2001 года: «Страна жила в условиях монополии КПСС 70 лет. Это время жизни целого поколения, и многие люди с именем Ленина связывают свою собственную жизнь. Для них захоронение Ленина будет означать, что они поклонялись ложным ценностям, ставили перед собой ложные задачи и что их жизнь прожита зря». По его мнению, «самое главное достижение последнего времени — это стабилизация и известный консенсус в обществе», которые необходимо сохранить.

Публичное обсуждение перезахоронения Ленин вспыхивает каждые несколько лет. Проходит оно примерно по одному и тому же сценарию. Какая-то заметная личность, часто чиновник, делает заявление о необходимости вынести тело из Мавзолея. В этой роли в разное время выступали полпред в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, режиссер Никита Михалков, депутат Государственной думы Владимир Мединский, журналистка Ксения Собчак, глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. На заявление реагируют еще несколько публичных персон, вопрос обсуждается в прессе. После чего сам Владимир Путин или кто-то от его имени успокоительно заявляет, что вопрос о выносе тела из Мавзолея не стоит на повестке дня. Больше всего это похоже на мониторинг общественного мнения.

Тем не менее можно попытаться суммировать основные аргументы дискуссии. Сторонники перезахоронения Ленина иногда формулируют свои предложения своеобразной заботой о советском лидере. Они высказываются о том, что его необходимо похоронить «по-человечески» и что нынешнее погребение не отвечает христианским обрядам. Также регулярно ссылаются на несуществующее завещание Ленина быть похороненным рядом с матерью на Волковском кладбище. Встречаются и сугубо утилитарные аргументы: неудобно иметь кладбище на Красной площади, где регулярно проходят народные гуляния. Наконец, наиболее радикальные сторонники выноса тела из Мавзолея считают Ленина как минимум неактуальным символом, а то и вовсе государственным преступником.

Противники переноса останков проговаривают необходимость уважения к Ленину как политику, или к его наследию, или к памяти о советском прошлом как таковом. Даже те, кто негативно относится к самому «вождю пролетариата», указывают, что перезахоронение окажется неуважением к истории страны, а также опасаются, что это внесет раскол в общество. Наконец, звучат аргументы о том, что судьба тела Ленина является надуманной проблемой и не относится к числу насущных задач.

Мавзолей, безусловно, неудобный символ для российских властей. С 1997 года президенты страны не принимают парады на Мавзолее. 12 июня 2003 года в День России усыпальницу Ленина в первый раз закрыли декорацией в виде государственного флага, а с 2004 года ко Дню победы и другим массовым мероприятиям на Красной площади ее постоянно закрывают фанерными щитами. Эта деталь ясно показывает, что российское руководство не хочет, чтобы главные праздники ассоциировались с советским лидером.

Сам Путин очень часто вспоминает Ленина в негативном контексте. В 2019 году на ежегодной большой пресс-конференции президент назвал «фундаментальной ошибкой при государственном строительстве» решение Ленина дать право народам СССР право выхода из состава государства. При этом закончил он свою речь словами о судьбе забальзамированного тела: «На мой взгляд, это не нужно трогать. По крайней мере до тех пор, пока есть, а у нас есть очень много людей, которые связывают с этим свою собственную жизнь, свою судьбу». В целом, позиция «лучше не трогать» вопросы, вызывающие раскол в обществе, остается неизменной для российской исторической политики последние 20 лет.

Опасения о том, что вынос тела из Мавзолея может привести к опасному общественному расколу не беспочвенны. Независимый центр социологических опросов «Левада-Центр» регулярно проводит исследование общественного мнения относительно необходимости захоронения Ленина. Последний на данный момент опрос был проведен 24–28 октября 2017 года. Респондентов спрашивали: «Как вы считаете, тело Ленина нужно оставить в Мавзолее или вынести?» Результаты были основаны на интервью 1600 человек в 137 населенных пунктах 48 регионов страны. В итоге идея выноса тела из Мавзолея и оставление Ленина на своем нынешнем месте набрали одинаковую часть голосов — 41%. Еще 18% затруднились с ответом.

Фонд «Общественное мнение» в 2020 году, к 150-летию со дня рождения Ленина, провел исследование, задав респондентам вопрос: «Что в первую очередь приходит вам в голову, когда вы слышите слово “Ленин”?». Историк Борис Колоницкий справедливо разделяет ответы респондентов на две категории. Во-первых, они говорят о Ленине как историческом деятеле (ассоциации «Октябрьская революция», «вождь», «коммунизм», «СССР» и др.). Во-вторых, используются ассоциации, связанные с ностальгией по советской жизни («юность», «октябрята», «пионеры», «лозунги» и т. д.). Иными словами, помимо признания Ленина заметным деятелем прошлого страны, его образ является явлением сентиментальной памяти о личном прошлом.

Дискуссии вокруг тела Ленина в Мавзолее касаются прежде всего национального символа СССР, каким оно стало за 70 лет советской власти. И даже больше: его история — это история отношения к советскому наследию. Вслед за кризисом и распадом государства произошла десакрализация останков вождя. При этом они не утратили своего символического значения. Из-за этого тело Ленина стало составляющей политической борьбы в 80–90-е годы. Его перезахоронение прочитывалось обеими сторонами как попытка отказаться от советского прошлого. Защитников и противников такого символического проекта в те годы было не мало.

Теперь, как и прежде, Ленин — неудобный символ для российских властей. Его сложно непротиворечиво вписать в тысячелетнюю историю российского государства. С одной стороны, он революционер, боровшийся против Российской империи. С другой, основатель страны, правопреемником которой является Российская Федерация. Власти охраняют забальзамированное тело, как и любой прежний государственный символ, вроде шапки Мономаха. И в целом это отражает их заметное желание «защитить» историю государства от любых негативных интерпретаций.

Проблема тут только в том, что предложить единственно правильную версию можно лишь в отношении «холодного прошлого», не вызывающего общественных дискуссий. В отсутствие консенсуса руководство страны стремится уйти от общественной дискуссии и политической борьбы как таковой, видя в них опасный социальный раскол. В итоге попытки сохранить статус-кво в вопросе о Ленине не столько сглаживают глубокие противоречия в обществе, сколько консервируют общество разделенным почти пополам, мешая сформировать новую идентичность в современной России.

Рекомендованные публикации

После медиа
Военная экономика и куриные яйца
Posle media
Истоки одержимости
Навальный и мы
Навальный и мы
После медиа
«Уголовники знают свой срок службы, а мы — нет»
После Медиа. Posle Media. Инна Карезина
«В социальной жизни ничего не происходит без человеческих усилий»

Поделиться публикацией: